Наши преподаватели

ХОХЛОВ РЕМ ВИКТОРОВИЧ  (1926-1977)

Ректор МГУ: 1973-1977

Родился в г. Ливны Орловской области. В 1943 г. поступил в Московский авиационный институт, в 1945 г. был переведен в Московский университет. С 1952 г. — на преподавательской работе в МГУ, в том же году защитил кандидатскую диссертацию. В 1962 г. защитил докторскую диссертацию. С 1963 г. — профессор. В 60е годы Р.В. Хохлов стал крупнейшим ученым, внеся серьезный научный вклад в развитие нелинейной оптики, радиофизики, акустики и квантовой электроники, теории колебаний. В 1964 г. совместно с С.А.Ахмановым опубликовал первую в мировой литературе монографию, посвященную проблемам нелинейной оптики.

Р.В. Хохлов выдвинул ряд принципиальных идей по созданию лазеров новых типов и лазерной спектроскопии. В 1966 г. он был избран членом-корреспондентом, а в 1974 г. — академиком АН СССР. С 1975 г. он член Президиума, а с 1977 г. — и.о. вице-предидента АН СССР. Лауреат Ломоносовской (1964) и Ленинской (1970) премий. С 1974 г. — депутат Верховного Совета СССР. На 25 съезде КПСС был избран членом Центральной ревизионной комиссии.

На посту ректора Р.В. Хохлов обратил особое внимание на перспективу развития широких межфакультетских связей, создание лабораторий, организацию многоплановых экспедиций, открытие проблемных центров.

Жизнь Р.В. Хохлова оборвалась внезапно: альпинист с более чем двадцатилетним стажем, он предпринял восхождение на Пик Коммунизма на Памире летом 1977 г. Нештатная ситуация (спасательные работы для другой экспедиции) не позволила провести акклиматизацию перед сложным восхождением. Когда до вершины оставалось несколько сот метров, начали вынужденный спуск. Через несколько дней, несмотря на усилия медиков, Рем Викторович Хохлов скончался. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

 

Вспоминают друзья, коллеги, бывшие сотрудники, аспиранты и студенты Рема Викторовича Хохлова.

 

Девяткова Людмила Ивановна – кандидат физико-математических наук, МГУ. Автор книги «Академик Р.В. Хохлов — ректор Московского университета», издательство МГУ, 2005 г. Книга об академике, вице-президенте АН СССР, ректоре МГУ Р. В. Хохлове основана на его интервью, докладах, статьях, а также большом количестве воспоминаний его учеников, коллег, друзей и близких

Создатель нелинейной оптики, основатель научной школы, ректор МГУ Рем Викторович Хохлов 

http://letopis.msu.ru/sites/default/files/images/Xoxlov%20RV.jpg 15 июля 2016г. исполнилось бы 90 лет со дня рождения Рема Викторовича Хохлова. Его не стало 8 августа 1977 г. Он ушёл из жизни, когда ему едва исполнился 51 год. Ректором Московского университета он был в 1973 – 1977 гг., всего четыре с половиной года. Но своей стране, людям, обществу, науке он служил без преувеличения 35 лет – с того дня, как 18 октября 1941 г. пятнадцатилетним мальчишкой, вдвоём с матерью, Марией Яковлевной Васильевой, с рюкзаками за спиной они направились к райкому (в добровольцы зачисляли через райкомы партии); затем на Курский вокзал, в военный эшелон. 16 октября под Москвой был прорван фронт. Эшелон направлялся под Тулу, где формировалась Шестая сапёрная армия, в которой в звании инженер-майора служил отец Рема Виктор Христофорович Хохлов. Шестая армии будет строить под Тулой на пути гитлеровцев оборонительные заслоны.

И более тридцати лет из тридцати пяти Р. В. Хохлов отдал физическому факультету МГУ. Научный и послужной список его поражает и восхищает. Созданная Хохловым на физическом факультете кафедра Волновых процессов практически сразу получает мировое признание. Под его руководством на кафедре ведутся работы по постановлению Совета Министров СССР. Рем Викторович избирается членом Учёных Советов в ряде закрытых НИИ. Является Председателем Совета АН СССР по когерентной и нелинейной оптике. Почётным доктором нескольких зарубежных университетов. В 1966 г. Академия наук СССР избирает его членом-корреспондентом, затем действительным членом академии. Членом Президиума АН СССР. Членом Президиума Высшей Аттестационной Комиссии (ВАК). Правительство назначает Р. В. Хохлова Председателем «Секции нелинейной оптики и модуляции света» Межведомственного Координационного Совета по квантовой электронике, возглавляемого Министром оборонной промышленности С. А. Зверевым.

16 июня 1974 г. ректор МГУ академик Рем Викторович Хохлов избирается депутатом Совета Союза Верховного Совета СССР, членом Комиссии по вопросам молодёжи при Палате Совета Союза ВС СССР. В марте 1975 г. его избирают членом Советского Комитета за европейскую безопасность. В августе 1975 г. на Юбилейном Конгрессе Международной Ассоциации университетов (МАУ) Рем Викторович избирается вице-президентом МАУ.

В 1976 г. Р. В. Хохлова назначают заместителем председателя Комиссии по науке, народному образованию и культуре Совета Союза ВС СССР, полномочия которой превышали полномочия Совета Министров по данным вопросам. На XXV съезде КПСС он избирается членом Центральной Ревизионной Комиссии (ЦРК). 14 июня 1976 г. ему вручается юбилейная медаль Всемирного Совета Мира «За активную общественную деятельность по укреплению мира между народами». В 1977 г. Президиум АН СССР возлагает на Р.В.Хохлова обязанности по осуществлению связи между Академией наук и высшими учебными заведениями страны, с введением должности вице-президента. Ремом Викторовичем Хохловым была создана научная школа, влияние которой распространялась далеко за рубежи нашего Отечества.

Как можно было выдержать такую колоссальную и разнонаправленную нагрузку, тем более, что это был человек чрезвычайной ответственности? Но это был человек, способный охватить проблему в целом, создать коллектив, предложить способ решения проблемы, осмыслить результат и увидеть дальнейшую цель, заворожив новой идеей.

В беседе с автором статьи (Л.Д.) друг Рема Хохлова со студенческой скамьи Д.В. Ширков, академик РАН, почётный директор атомного отдела Международного института ядерных исследований, сказал: «Я внимательно наблюдал за Ремом, но только с возрастом я понял (а Рем очень рано), что отдавать всё людям, дарить себя – это и есть настоящая радость. Это самое значительное. Самое лучшее. Это то, что даёт человеку силы, уверенность». Один из первых дипломников Хохлова В. Н. Парыгин (в то время Рем был ещё только аспирантом) рассказывал[1]: «Конечно, у него была огромная научная база. Системный подход к анализу всего и всегда. Он видел логику расчёта и логику развития процесса, который стоит за этим расчётом. Это был синтез интуиции и организации. Именно в этом я вижу проявление его гения».

Один из талантливых учеников Рема Викторовича, профессор МГУ В. Т. Платоненко, уже по прошествии 25 лет после невосполнимой утраты сказал: «Он ни у кого ничего и никогда не отнимал – только давал. Угнаться за этим человеком в науке было практически невозможно. С ним надо было идти вместе либо лишь позволять себе смотреть со стороны. Бывают люди, которым бессмысленно завидовать»[2].

Как говорил великий Гёте: «Если рядом с тобой гений, полюби его. Иначе ты умрёшь от зависти». Профессор МГУ В. Б. Брагинский, член-корреспондент РАН, сам будучи выдающейся личностью и выдающимся физиком, дал точную, всеобъемлющую, глубокую характеристику своему первому шефу в науке, руководствуясь этим заветом Гёте. Судьба свела их на кафедре Теории колебаний, в значительной степени сформировавшейся на работах Л. И. Мандельштама в области нелинейных колебаний, в то время новейшего направления в физике. Сегодня достижения в этой области охватывают весь спектр возможных исследований – как явлений природы, так и жизнедеятельности живых организмов, включая человека. Оба физика, каждый со своей стороны, решили посвятить себя раскрытию этих тайн. В дальнейшем их научные пути разошлись, однако обоюдные консультации продолжались. В ректорате МГУ Владимира Борисовича видели постоянно. Пройдет время, и Брагинский напишет, вспоминая Хохлова[3]:

«Это был лучший образец личности, мужского характера в самом значительном смысле этого слова. Это был человек необыкновенной щедрости души. Работая в коллективе, он с самого начала своего пути выбрал очень трудную, но плодотворную цель – создать коллектив талантливых молодых людей, работающих сообща. И до сих пор на том, что он создал, работают люди, работает молодёжь, которая, может быть, и мало знает о Реме, но традиции на кафедре остались. Это был прекрасный организатор в самом высоком смысле этого слова, человек исключительных моральных качеств. Таких я больше не встречал в своей жизни. Он был доступен и как учёный и как ректор. Ему, конечно, завидовали. Было и соперничество. Была и ревность. Должен сказать, что ему было очень непросто в этом мире. Но он умел держать всё в рамках нормальных человеческих отношений. Не жалел своего времени на то, чтобы оказывать людям внимание, помогать, выслушивать их. А это редкость в нашем мире. Повторяюсь, это был исключительный человек. Единственный экземпляр.

– Это был гений? – спросила я (Л.Д.).

– Да, гений, – твердым голосом, каким всегда говорил Владимир Борисович, ответил он. – Разве вы этого не знали? Он помолчал и продолжил:

– Послевоенные годы … Мы учились на Моховой. Жизнь была особенной. Мужественность. Человечность. Многосторонность интересов. Увлечённость наукой. Ректор Хохлов принадлежал к тем 95% членов Коммунистической партии Советского Союза, которые совершенно бескорыстно отдавали силы и время для развития страны, улучшения жизни народа. Гениями, безусловно, рождаются, но и гению нужна поддержка, может быть, даже бóльшая, чем таланту, о котором всякий знает, что таланту надо помогать. У Рема были прекрасные родители, но власть родителей кончается рано. Он шёл по жизни один. Но, конечно, ему помогало великое время, в которое все мы жили».

***

Рэм Хохлов. Так назвали сына родители: Революция – Энгельс – Маркс, Революция – Электрификация – Мир! Но так случилось, что при оформлении паспорта буква «э» в его имени была заменена на «е». Он не стал настаивать на исправлении. Это характерно для него – полное небрежение к себе лично. Он всегда был внимателен к делу, к людям, окружающим его, и так мало притязателен к обстоятельствам, сопутствующим тому главному, что составляло его жизнь, – науке.

Впервые в качестве студента Рем Хохлов пришёл в Московский университет (тогда ещё находившийся в самом центре Москвы, у стен Кремля, на улице с поэтическим названием Моховая) в апрельский день 1945 года. На стене в аудитории, в которой он слушал свою первую лекцию, висел плакат с нарисованной шкалой электромагнитных волн – от радиоволн до гамма-лучей. Думал ли он тогда о том, что этот путь по шкале частот, к познанию которого человечество ещё только приступило, им и его кафедрой будет освоен полностью!

***

Известно, что электромагнитные волны могут излучать самые разные тела, включая живых существ. В 1898 году А. С. Поповым впервые экспериментально было показано, что с помощью э. м. волн возможна передача информации на расстоянии. При дальнейших исследованиях было доказано, что в природе существует единый спектр электромагнитных колебаний. Наука разделяет его на области: радио-, СВЧ-волны, инфракрасное излучение, видимый свет, ультрафиолетовый, рентгеновский и гамма-излучение. При освоении коротких волн, с длиной волны в десятки метров, стала возможна радиорелейная связь. При освоении метровых волн появились радиолокация и телевидение. Освоение сантиметрового диапазона позволило развивать космическую связь… С большим отрывом от мирового уровня шло в СССР освоение миллиметрового диапазона, что открыло возможность передачи большого объёма информации оборонного значения, получения высокой точности целеуказания, осуществления скрытости связи. Далее осваивается диапазон длин волн от долей микрона, в котором роль радиопередатчиков выполняют атомы, излучающие не радио-, но световые волны. В 1960 году Н.Г. Басов, А.М. Прохоров и Ч. Таунс создают лазер – источник упорядоченного во времени и пространстве (когерентного) излучения, за что удостаиваются Нобелевской премии.

Исследование взаимодействия такого излучения с веществом и природы возникающих при этом явлений становится областью научных интересов Рема Викторовича. «С появлением квантовых генераторов, – говорил он студентам в лекции по истории нелинейной оптики[4]– физики смогли получить луч, для которого угол падения уже не равен углу отражения; луч, который изменяет свой цвет, пройдя через вещество! Попробуйте-ка выразить подобные процессы на языке линейных уравнений! Но при всём многообразии нелинейных оптических эффектов вызваны они, по сути дела, одним физическим процессом. Любая прозрачная среда под действием попавшего в неё света начинает излучать собственные волны. Атомы возбуждаются и переизлучают полученную энергию. Если колебания электронов происходят в такт пришедшей волне, частота сигнала сохраняется. Так бывает, когда энергия волны сравнительно невелика. А вот при очень сильных сигналах электроны занимаются «творчеством» – они порождают своё собственное излучение уже иной частоты и иной интенсивности. А поскольку именно с частотой связано цветовое «одеяние» света, то, например, красный луч может превратиться в ультрафиолетовый. Ничего подобного до создания квантовых генераторов и усилителей оптика не знала». Не правда ли, какая яркая образность в передаче столь плохо усвояемого непосвящёнными языка науки?! Всё ясно и чётко. Такими были и все лекции Рема Викторовича, в которых шла речь о глубинных преобразованиях материи, происходящих в Нелинейном мире.

«Это были годы бурного развития лазерной физики, которые сводили вместе людей разных по своим научным интересам. На конференциях и семинарах по лазерной тематике встречались радиофизики, оптики, спектроскописты, специалисты по молекулярной физике и физике твёрдого тела. Начиналась новая эра в науке. В этом пёстром «смешении языков и народов» Рем Викторович был одним из главных центров притяжения. Тогда, в эти годы «начала прорыва», по его же словам, у Хохлова ещё не было всех его титулов и званий, но признанным лидером в зарождавшейся новой физике, он уже был», – так писал академик Леонид Вениаминович Келдыш[5], который в 1965 году принял приглашение Р.В. Хохлова занять позицию профессора на созданной Хохловым кафедре Волновых процессов.

Одним из ярких достижений Рема Викторовича в начале 60-х годов стало выдвижение, а затем реализация идеи создания параметрического генератора света – нелинейно-оптического устройства, преобразующего монохроматическое лазерное излучение в излучение с широкодиапазонной плавной перестройкой длины волны. «Я помню, когда Рем Викторович предложил эту идею, – рассказывал ученик Хохлова Валентин Дмитриев[6], который после окончания МГУ стал сотрудником ведущего в стране «лазерного института» — НИИ «Полюс» и прошёл в нём путь от научного сотрудника до начальника отдела и зам. директора. – Это была настоящая революция! Одно дело, ты имеешь возможность работать на фиксированной частоте, а другое – можешь плавно её менять. Сегодня, например, делаем для армии бинокли-дальномеры, работающие на длине волны, при которой хрусталик глаза не пропускает к сетчатке излучение – техника делает чудеса! В общем, дело Рема Викторовича живёт. Но я хочу упомянуть ещё об одной из многих пионерских идей Хохлова – создание знаменитой феодосийской лазерной системы; о первом в мире лазерно-телевизионном изображении, получаемом на расстояниях, в 2,5 – 3 раза превышающих дальность действия обычной системы подводного телевидения! Да, дело Рема Викторовича продолжает служить всем нам… Но как один человек мог «объять необъятное»? Я присматривался к нему, чтобы перенять что-то для себя. Мне запомнились некоторые фразы, которые в какие-то моменты он проговаривал. Например: «Если у меня есть свободные пять минут, я пять минут занимаюсь наукой». «Большие дела делаются малыми делами, но настоятельными усилиями». «Неважно, кто первый сказал «я». Важно, кто первый сказал «я» – внятно». Когда Рем Викторович произносил подобные слова, он как бы абстрагировался от своего совета. И если это были мысли по делу, то уже через минуту его мысль принадлежала собеседнику. А Хохлов и не претендовал на авторство», – с гордостью и немного с сожалением об ушедших великих временах вспоминал тогда уже член-корреспондент РАЕН Валентин Дмитриев.

«И за пределами России учёные до сих пор помнят его»[7], – говорил профессор Гарвардского университета Кембриджа Николас Бломберген, долгие годы соратник Хохлова по работам в области нелинейной оптики, получивший за эти работы Нобелевскую премию, но уже после того, как Рема Викторовича не стало и по положению о Нобелевских премиях он не мог быть номинирован на эту премию, которую заслужил и которую несомненно получил бы вместе с Бломбергеном. «Мы помним Рема и его пионерский вклад в нелинейную оптику. Его идеи о параметрическом генераторе света стали теперь технологический реальностью. Это большая честь для меня, – говорил Николас Бломберген, – воздать должное его памяти от имени всех учёных. Рем был бы удовлетворён, если бы мог быть свидетелем развития его работ за последние два десятилетия. Нелинейно-оптические импульсы, называемые солитонами, распространяются на 10000 миль и более через океаны и вокруг земного шара. Оптические коммуникации невероятно увеличили возможности контактов как между отдельными людьми, так и между нациями всего мира. На горизонте уже вырисовывается оптическая связь. Рем был пионером в важнейшей и до сих пор интенсивно развивающейся науке и технологии. И мы помним о нём». Эти слова Нобелевский лауреат произнес и приехав в Москву, в Московский университет, который отмечал 70-летие своего выдающегося учёного, ректора, исключительного человека, который прославил свой университет, – Рема Викторовича Хохлова. Торжественное заседание проходило в Клубе учёных МГУ 14 октября 1996 г. Зал переполнен. С докладами выступали ректор Московского университета Виктор Антонович Садовничий. Учёные, приехавшие из разных городов, институтов и университетов государства Российского. Научная элита Запада и Востока. Стэнфордского университета. Центра нелинейных материалов, США. Корнельского университета. Массачусетского технологического института, Кембридж, США. Гарвардского университета. Дартмутского колледжа, Гановер, США. Эколь Политехник, Палезо, Франция. Ливерморской Лоуренсовской национальной лаборатории, Ливермор, США. Института общей физики, Киев, Украина. Физического института, Вильнюс, Литва. Института Сока Гаккай, Япония… Научная элита Запада и Востока. Представителей 25 крупнейших и малых городов, университетов планеты собрал в своих стенах Московский университет в день памяти Рема Викторовича.

***

Научную деятельность Рем Хохлов начал, опубликовав две статьи[8] [9] по результатам своей дипломной работы, которую он проводил самостоятельно по двум разным научным направлениям. Рекомендацию к опубликованию работ в журнале «Доклады Академии наук» (1948 г.) дали студенту академики Л. Д. Ландау и В. Л. Фок. В работе над темой кандидатской диссертации он уже использует как теоретический, так и экспериментальный подходы, охватывает проблему со всех сторон, соединяя казалось бы не соединяемое, находя неожиданные решения.

Темы проводившихся Ремом Хохловым исследований сначала на кафедре Теории колебаний, а затем на кафедре Волновых процессов совместно со своими талантливыми сотрудниками перечислить не представляется возможным даже в большой статье. Советская власть позволяла своим учёным увлекаться наукой. Но в 70-х годах в области нелинейной оптики и лазерной физики были моменты немалого смятения умов, когда многим даже высокого ранга учёным казалось, что физика здесь исчерпала себя, уступив место технологиям. Рем Викторович не знал такого смятения духа. Он говорил: «Изучение волновых процессов в природе неисчерпаемо, и фундаментальной базой этой неисчерпаемости является такое мощное оружие исследования как лазеры».

С публикации в 1972 г. в ЖЭТФ статьи «К вопросу о создании γ-лазера на основе радиоактивных кристаллов» Рем Викторович начинает исследования в области γ-оптики. Перед ним стояла сверхсложная проблема. На тот момент времени (середина 70-х г.г.) уже было устойчивое понимание, что в результате взаимодействия излучения двух перестраиваемых по частоте лазеров в специально выбранных кристаллах можно получить когерентное излучение практически на любой частоте. Задача, которую предстояло решить, была в том, что чем более высокую частоту необходимо получить, тем бóльшим должен быть энергетический «скачок» в молекуле или атоме. Даже для самых длинноволновых гамма-лучей (от 0,05 до 1 Å) для этого потребуется приложить от 12 до 250 килоэлектровольт. В ультрафиолетовых квантовых генераторах можно использовать переходы в электронных оболочках… Но чтобы получить волну ~ 0,1 Å, нужно иметь большие атомы (например, уран). Как пишет Рем Викторович, нужно «ободрать с орбит все электроны, кроме самых далёких, и заставить их одним прыжком добраться до самой близкой к ядру орбиты…» И это будет всего лишь переход на волнах 50 Å! Так что для гамма-лазера остаётся только ядро! «Энергия ядерных переходов достигает 20 мегаэлектровольт! Это соответствует длине волны до 0,0005 Å»,

пишет Рем Викторович.

Но какова польза для человечества, которое должно, по мнению ученых, собрать свои силы и заняться столь сложными, затратными и пока неопределёнными во времени исследованиями?! На этот вопрос Рем Викторович отвечает так:

1. Это научное исследование с целью изучения внутриядерных процессов.

2. Гамма-лазеры, воздействуя на ядра атомов точными дозами энергии открыли бы принципиально новые возможности превращения одних химических элементов в другие – в промышленных масштабах.

3. Это и воздействие на живую ткань с медицинскими целями.

4. Это передача энергии остронаправленным лучом, например, с будущих космических атомных электростанций на Землю. Передача больших потоков информации. Это гамма-голография.

«Фантастическая идея!» Именно такие слова были сказаны, когда эта идея обсуждалась на экспертной комиссии Академии наук. Но такое время наступит. С помощью гамма-лазера физики будут передавать энергию Космоса на Землю – с будущих электростанций! Превращать необходимые для жизни человека вещества в масштабах, удовлетворяющих нужды грядущего человечества. С помощью этих невидимых, но несущих громадную энергию лучей человек получит возможность увидеть изображение молекулы и атома. Как уже теперь это делает и лазер, и тепловизор, и компьютер, гразер войдёт в жизнь человека, открыв ему тайны, которые человек уже так давно хочет познать.

***

В своей деятельности в качестве ректора Рем Викторович уделял особое внимание перестройке установившейся вертикально-дисциплинарной системы научного процесса в горизонтальную, считая это требованием времени. За четыре года ректорства он успел создать систему Научных Координационных Советов, объединяющих усилия научных работников, связанных исследовательскими работами, осуществив таким образом интеграцию разных научных структур. Ему удалось также организовать разветвлённую сеть комплексных межкафедральных и межфакультетских лабораторий, связывающих разные науки: физику, математику, химию, биологию, археологию, геологию, и гуманитарные науки… Он говорил[10]: «Постоянный и непосредственный контакт учёных разных специальностей создаёт все условия для широкого обмена идеями и поэтому именно здесь лучше всего развиваются новые научные направления. Им нужно ещё значительное время для своего «утверждения» в специализированных отраслевых институтах. В развитых странах, в частности в США, именно университеты получают большую долю ассигнований на исследования поискового и теоретического характера. Именно университеты в силу своей специфики являются наиболее подходящим местом для развития тенденций в современной науке, так как они включают в себя широкий круг естественных и гуманитарных факультетов, что создаёт оптимальные условия для осуществления комплексных междисциплинарных разработок. Объединяя учёных разных специальностей, университеты устанавливают связи между науками на основе высокого уровня научного мышления».

Второй задачей ректора Московского университета, над которой Рем Викторович целенаправленно и последовательно работал, являлась задача проведения в жизнь новой концепции фундаментального университетского образования. Для её выполнения была организована система методических консультаций и семинаров. «Фундаментальные знания, – писал он в статье «Время познания»[11], – это знания не расчётчика, а теоретика. Не клерка от науки, а мыслителя, творца. Конкретные вещи можно выучить, запомнить, пользоваться ими, как скажем, пользуются справочником. Фундаментальные понятия и законы можно тоже выучить и запомнить. Но сначала их надо глубоко понять, прочувствовать всем нутром, ввести в язык своего мышления. Возможно, это слегка преувеличено, но мне представляется, что, овладевая фундаментальными знаниями, специалист поднимается на высочайшую ступень понимания предмета – откуда открываются магистрали науки, её самые оживлённые перекрёстки. Открываются горизонты будущих открытий».

В этих выступлениях Рема Викторовича кодовыми словами являются «фундаментальное знание» и «мышление». На совещании в МГК он говорил и о тенденциях развития, которые намечаются в СССР в работе вузов и университетов в ближайшие десятилетия.

Первая тенденция: сочетание усиления подготовки студентов по фундаментальным наукам и воспитание творческого подхода к решаемым проблемам; а также способность к быстрой переориентации. Необходимость систематической переподготовки специалистов с высшим образованием, работающих в различных областях народного хозяйства. Новая функция вузов по обучению «взрослых».

Второй тенденцией в развитии системы высшего образования является переход к непрерывному обучению в течение рабочей жизни специалиста.

Третьей тенденцией в развитии высшего образования является усиление роли вузов в развитии науки.

«И, наконец, последней, основной тенденцией в развитии высшего образования, – говорит Рем Викторович, – является возрастающая роль вузов как центров просвещения и культуры и распространения их среди всё более широких слоёв населения».

В докладе и в последующих статьях расшифровываются все названные тенденции, а также уже внедряемая в университете идея подготовки специалиста более широкого, чем в предыдущие годы, профили.

«Мы стараемся, – говорил Рем Викторович, – расширить подготовку студентов, в частности путём введения гуманитарных дисциплин в учебные планы естественных факультетов и, наоборот, естественно-научных дисциплин – в планы гуманитарных факультетов… В ведущих вузах страны, как правило, работают крупнейшие советские учёные. И это не только круп ные специалисты в своих областях знания, но и очень яркие личности, цвет нашей интеллигенции. Молодёжь, повседневно общающаяся с такими учёными, соприкасается не только с преподавателем, имеющим огромные знания, но и с человеком, обладающим всесторонне развитым интеллектом и большой культурой… Нам предстоит решить ещё много проблем на пути повышения эффективности образования, используя и свой опыт, и опыт развитых стран. Я уверен, что, высшая школа несёт свой достойный вклад в дальнейшее развитие нашей страны».

В 1975 году в Московском Государственном университете проходила VI Генеральная ассамблея Международной ассоциации университетов (МАУ). Тема конференции – «Высшее образование на рубеже XXI века», предложенная Московским университетом, была встречена бурными аплодисментами. Доклад на юбилейную конференцию готовил ректор МГУ Р. В. Хохлов.

Конгресс открылся в Москве 19 августа 1975г. и продолжался семь дней. Первый день заседание проходило в Колонном зале Дома Союзов с участием представителей Советского правительства. Приветствовал конгресс Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев. В приветствии к участникам присутствующий на конференции заместитель директора ЮНЕСКО доктор Джон Фобс отметил особую роль Советского государства в культурной жизни народов мира: «Вы не только руководите процессами обучения в ваших университетах, – сказал он. – Вы служите человечеству в его стремлении к знаниям, направляете и контролируете работу, ведущуюся в ваших учебных заведениях. На вас лежит особая ответственность за образование на рубеже двадцать первого столетия».

Доклад ректора МГУ Р. В. Хохлова произвёл на аудиторию сильное впечатление и в дальнейшем был переведён на многие языки мира. Организация ректоров мира «Международная ассоциация университетов» имела в своём составе представителей шестисот двух университетов из ста девяти стран, в том числе, 26 вузов СССР.

Однажды посетивший Московский университет Президент буддийской организации «Сока Гаккай», основатель университета Сока (Япония) Дайсаку Икеда сказал Рему Викторовичу[12]:

– Каждый раз, когда меня приглашают «старые», с давними традициями университеты – будь то Оксфорд или МГУ, – меня охватывает совершенно особое чувство присутствия в центре разума человечества. Я как бы ощущаю великое течение мировой культуры. Образования… По сравнению с МГУ университет Сока – просто дитя. Но я мечтаю, что в XXI веке от станет по значению равным МГУ.

– Что ж, – откликнулся Рем Викторович. – Московский университет тоже ставит перед собой задачу воспитать учёных уже и XXI века. Мне кажется, что в спорах о путях образования в нашей стране уже вырисовываются контуры стройной системы образования будущего. Думаю, что вуз, университет перестанет быть вершиной, монопольно вершающей образование. Будут и школа, и профтехучилища, и техникумы, и вузы, но не сами по себе, а как элементы новой системы непрерывного образования. Человек будет учиться всю жизнь – во всяком случае, всю свою активную жизнь. И центром его образования будет не школа, не вуз, а он САМ. Да, да, он сам. Школа научит его самостоятельности и основным навыкам. Вуз даст узкое и глубокое образование, а сам он будет изучать то, что ему ИНТЕРЕСНО. Великое слово это станет сутью свободного образования…

***

Он был полон планов и активно их реализовывал в своей научной, педагогической, административной, общественной деятельности, демонстрируя везде оригинальные подходы, стремительно раскрывая свой потенциал государственного деятеля крупного масштаба, многогранный талант творца… Судьба не дала ему возможности довести до конца задуманное: трагическое стечение обстоятельств при восхождении на пик Коммунизма оборвало яркую жизнь Рема Викторовича. Эти события отражены в указанных ниже документальных фильмах и книгах. И уже в 2003 году профессор МГУ, занимавший когда-то пост первого секретаря Ленинского РК КПСС, Владимир Александрович Протопопов скажет: «Кто знает, как сложилась бы наша история, если бы Рем Викторович остался жить! Это был человек, влияние которого было неограниченно»[13].

Каждый день, заходя в самую большую, Центральную аудиторию физического факультета, которая носит имя Р.В. Хохлова, всё новые поколения учеников его учеников встречаются с устремлённым на них с портрета проницательным взглядом Учителя. Кто-то из них ежегодно удостаивается почётной награды – именной стипендии имени Хохлова. Каждый день тысячи студентов, аспирантов, сотрудников МГУ и гостей нашего университета пересекают территорию МГУ по её центральной улице – улице Академика Хохлова. Есть улица его имени и на его малой родине, в городе Ливны; есть посвящённый ему зал в местном краеведческом музее; проводятся Хохловские чтения в его родном городе. В 1980 году именем Академика Хохлова назван большой океанский рефрижератор. Рем Викторович продолжает жить среди нас.

И заканчивая заметку, снова процитируем Рема Викторовича: «Вузы будут охватывать своей деятельностью не только молодёжь, они превратятся в центры культуры и образования всего народа»[14].

XXI век набирает силу. Поколению молодых людей, вступивших в эпоху радикальных изменений всех параметров жизни, предстоит решать вопрос, как вернуть к истине зашедшее в тупик человечество, которому угрожают катастрофы и войны небывалой разрушительной мощи.

Кто-то сказал: Нет другого способа для генерации энергии в обществе, кроме как представление великих образов и идей.

Избранные труды Р.В. Хохлова (книги и обзоры)

С.А. Ахманов, Р.В. Хохлов. Проблемы нелинейной оптики. М.:ВИНИТИ, 1964.

Р.В. Хохлов. О нелинейных волновых процессах // Успехи физических наук. – 1965. – Т. 87, вып. 1. – С. 17 – 21.

С.А. Ахманов, Р.В. Хохлов. Новое в нелинейной оптике // Успехи физических наук. – 1968. –Т. 95, вып. 1. – С. 231– 247.

Р.В. Хохлов, В.В.Фадеев. Нелинейная оптика.// Международный ежегодник «Наука и человечество». – М.: Знание, 1970. С. 170 – 183.

S.A. Akhmanov, R.V. Khokholov, A.P. Sukhorukov. Selffocusing and Selfmodulation of Laser Beams. // Laser Handbook (ed. Arecchi F.T., Shulz-Dubois E.O.). – Amsterdam: North-Holland, 1972. – V. 2. – P. 1151 – 1228.

В.З. Пащенко. Л.Б. Рубин, Р.В. Хохлов. Применение лазеров в биофизических исследованиях. // Проблемы биофотоники. Труды МОИП. – М.: Наука, 1973. – Т. 49. – С. 258 – 264.

С.А. Ахманов, Р.В. Хохлов. Нелинейная оптика и перестраиваемые генераторы // Квантовая электроника. – 1974. – Т. 1, № 5. – С. 1022 – 1036.

О.В. Руденко, С.И. Солуян, Р.В. Хохлов. Проблемы теории нелинейной акустики // Акустический журнал. – 1974. – Т. 20, вып. 3. – С. 449 – 457.

G.A. Abakumov, V.V. Fadeev, R.V. Khokhlov, A.P. Simonov. UV Dye Lasers // Spectrosc. Lett. – 1975. – V. 8. – P. 651 – 667.

Ю.А. Ильинский, Р.В. Хохлов. О возможности создания гамма-лазера // Известия вузов. Сер. радиофизика. – 1976. – Т.19, № 5 – 6. – С. 792 – 800.

Избранное о Р.В. Хохлове

Памяти Рема Викторовича Хохлова // Квантовая электроника. – 1978. – Т. 5, № 2.

Такой был человек – Рем Хохлов. Документальный фильм. Центральная студия документальных фильмов, 1979.

Этот нелинейный мир. Документальный фильм. Свердловская киностудия, 1979.

В.И. Григорьев. Рем Викторович Хохлов. – М.: изд-во Московского университета, 1981.

Академик Рем Викторович Хохлов. // Сб. статей (С.А. Ахманов, В.И. Григорьев, Г.Я. Мякишев, Л.В. Келдыш, Д.В. Широков, Ю.М. Ширков). – Знание. Новое в жизни, науке, технике. Серия физика. – 1982. – № 5.

Д.В. Ширков. Портрет с близкого расстояния // Природа. – 1983. – № 10.

С.А. Ахманов. Метод Хохлова в теории нелинейных волн // Успехи физических наук. – 1986. – Т.149, № 3.

А.А. Кузнецов. Лагерь на Фортамбеке // Наука и жизнь. – 1993. – №№ 2, 4, 5. А.А. Кузнецов. Лагерь на Фортамбеке. – М.: изд. И.В. Балабанов, 2007

Н.И. Коротеев, А.П. Сухоруков, А.С. Чиркин. Научная школа академика Р.В. Хохлова // Квантовая электроника // 1996. – Т.23, № 12.

Л.И. Девяткова. Академик Р.В. Хохлов – ректор Московского университета. М.: изд. Московского университета, 2005.

Пээт Пэтэрс. Пик академика Хохлова //Еженедельник «Слово». – 15 июля 2011 г.

  1. Л.И. Девяткова. Академик Р.В. Хохлов – ректор Московского университета. М.: изд. Московского университета, 2005. – С. 74.
  2. Там же, с. 78.
  3. Там же, с. 66-71.
  4. Там же, с. 30.
  5. Памяти Рема Викторовича Хохлова // Квантовая электроника. – 1978. – Т. 5, № 2
  6. Л.И. Девяткова. Академик Р.В. Хохлов – ректор Московского университета. М.: изд. Московского университета, 2005. – С. 327–330.
  7. Н. Бломберген. Предисловие к русскому изданию сборника статей «Спектральная оптика». – М.: ИЛ, 1979
  8. Р.В. Хохлов. Об одном ассиметричном выражении для присоединённых функций Лагера.//ДАН СССР. – 1952. – Т. 85, № 5.
  9. Р.В Хохлов. К теории захватывания при малой амплитуде внешней силы.//ДАН СССР. – 1952. – Т. 87, № 3.
  10. Р.В. Хохлов. Задачи вузов и университетов в ближайшее десятилетие. // доклад на совещании в МГК КПСС, июля 1976 г. Л.И. Девяткова. Академик Р.В. Хохлов – ректор Московского университета. М.: изд. Московского университета, 2005. – С. 212–219.
  11. Литературная газета, 31 марта 1976 г.
  12. Л.И. Девяткова. Академик Р.В. Хохлов – ректор Московского университета. М.: изд. Московского университета, 2005. – С. 299.
  13. Там же, с. 23
  14. Р.В. Хохлов. Задачи вузов и университетов в ближайшее десятилетие. // доклад на совещании в МГК КПСС, июля 1976 г. Л.И. Девяткова. Академик Р.В. Хохлов – ректор Московского университета. М.: изд. Московского университета, 2005. – С. 212–219.

Л. Девяткова

 

 

Макаров Владимир Анатольевич, выпускник физического факультета МГУ 1977 г. Аспирант 1981, ст. преподаватель 1986-1992, профессор МГУ с 2001 по н.в. Зав. кафедрой общей физики и волновых процессов, директор Международного учебно-научного лазерного центра МГУ. Академик РАЕН. Лауреат премии Президента РФ в области образования (2003), премии им. М.В.Ломоносова (2006).

 

 

 

К 90-летию со дня рождения Р.В. Хохлова

С докладом о жизни и научной деятельности академика Р.В. Хохлова выступил зав. кафедрой «Общей физики и волновых процессов», директор МЛЦ МГУ проф. В.А. Макаров, краткое изложение которого приводится ниже:

Имя Рема Викторовича Хохлова широко известное всему научному миру. Оно стало почти символом таких областей науки как нелинейная оптика, нелинейная акустика, лазерная физика. Его идеи, методы и научные разработки стали настолько классическими и настолько прочно вошли в наш научный обиход, что кажутся совершенно обыденными и существовавшими всегда.

Рем Викторович Хохлов был пионером и первооткрывателем, дающим старт новым делам и новым людям, щедро дарящим свои идеи многочисленным ученикам. Он обладал поразительной интуицией и сверхвысоким чутьем на точки роста в науке, много работал и успевал за годы делать то, на что другим не хватало и жизни. О доброжелательности и принципиальности, искренности и порядочности, обаянии и такте Хохлова написаны статьи и книги. Он естественно проявлял эти качества и в науке и в отношениях с людьми, везде и всегда, и на кафедре и в ректорате МГУ. В трудных ситуациях он не боялся брать ответственность на себя. Очень многие люди благодарны ему за то, что в тяжелые минуты их жизни, когда слово является поступком, Хохлов не молчал, хотя многие вокруг молчали.

Рем Викторович Хохлов обладал феноменальной интуицией и обостренным чувством справедливости. Он мог раскопать и выделить главное среди огромного количества информации, журнальных статей, повседневных дел, бумаг, телефонных звонков. Его мысль стремительно опережала время, его рабочий день начинался очень рано, и кто знает, заканчивался ли вообще. В семь часов его видели, делающим зарядку, многим он назначал встречи и в десять, и в одиннадцать вечера.

На его счету восхождения на высочайшие горные вершины. Он прекрасно водил машину, бегал, увлекался горными лыжами, плаванием, любил классическую музыку, литературу. Как и всем нам, ему приходилось ежегодно держать тяжелейший экзамен перед лицом новых молодых поколений студентов и аспирантов, приходящих в университет, в науку, и его человеческие качества позволяли из года в год с блеском выдерживать этот экзамен.

Рем Викторович необыкновенно ответственно относился к административной и партийной работе, а затем и к обязанностям ректора МГУ. Он был доступен для студентов и сотрудников университета, решал, а не откладывал вопросы, и одновременно не утратил того высочайшего профессионализма в науке, без которого творчество вообще невозможно.

Рем Викторович Хохлов оставил богатое научное наследие в нелинейной оптике и акустике, квантовой электронике и лазерной физике, когерентной гамма-оптике, лазерной химии и биологии, теории нелинейных колебаний и волн. Он создал крупную научную школу по физике волновых процессов. Его ученики стали известными учеными, руководителями лабораторий, кафедр и институтов. Он подготовил более 50 докторов и кандидатов наук, многие из которых стали известными учеными и ныне сами успешно готовят научные кадры, способствуя дальнейшему развитию школы Хохлова. Тщательно вникая в детали научной работы своих сотрудников и учеников, Рем Викторович оставлял им широкое поле для самостоятельного творчества. За двадцать пять лет активной научной работы, он сделал необыкновенно много.

После окончания аспирантуры физического факультета по кафедре физики колебаний он защитил кандидатскую диссертацию, посвященную теории нестационарных явлений в волноводах. С 1954 г. Рем Викторович развивает метод поэтапного упрощения укороченных уравнений, основанный на разделении быстрых и медленных колебательных процессов, применительно к некоторым проблемам радиофизики. Эти работы составили его докторскую диссертацию, которую он с блеском защитил в 1961 г.

Рема Викторовича привлекали проблемы распространения нелинейных волн. Для сильно диспергирующих сред им был развит метод медленно меняющихся амплитуд, описывающий синхронное взаимодействие небольшого числа гармонических волн. При слабой дисперсии, когда число взаимодействующих спектральных компонент весьма велико, он предложил элегантный метод медленно меняющегося профиля волны. Эти две работы оказали и продолжают оказывать огромное влияние на развитие физики и теории нелинейных волновых процессов.

Рем Викторович отчетливо понимал, что разнообразные нелинейные волновые явления в полной мере могут проявиться и в оптике. В 1962 г. вместе с С.А. Ахмановым он организует на физическом факультете МГУ первую в СССР Лабораторию нелинейной оптики, которая собрала молодых талантливых экспериментаторов и теоретиков. Объединение усилий радиофизиков и оптиков привело к выдающимся результатам уже в первые годы ее работы. В 1962 г. Р.В. Хохлов и С.А. Ахманов впервые предложили схемы параметрических усилителей и генераторов света с плавно перестраиваемой частотой. В этом же году вместе с А.И. Ковригиным была получена синхронная генерация второй оптической гармоники, а позднее созданы мощные генераторы высших оптических гармоник (со 2-й по 5-ю).

В большом цикле теоретических работ под руководством Р.В. Хохлова были установлены основные особенности генерации гармоник, разностных и суммарных частот, параметрического усиления при разных уровнях начальных интенсивностей с учетом фазовой расстройки. Р.В. Хохловым совместно с В.Т. Платоненко впервые разработана классическая теория вынужденного комбинационного рассеяния. Подытоживая выполненные исследования, Р. В. Хохлов и С. А. Ахманов опубликовали в 1964 г. первую в мировой литературе монографию «Проблемы нелинейной оптики». Эта книга способствовала быстрому развитию исследований по нелинейной оптике в СССР.

Лаборатория нелинейной оптики завоевала мировое признание и в 1965 г. на ее базе была организована кафедра волновых процессов. Это позволило значительно расширить круг изучаемых проблем. Научные семинары кафедры, проводимые под неизменным председательством Р.В. Хохлова, стали местом обсуждения всех новых работ. На них приглашались сотрудники из разных лабораторий и институтов.

В 1965 г. Р.В. Хохлов, С.А. Ахманов, А.И. Ковригин, В.В. Фадеев и А.С. Пискарскас экспериментально реализовали параметрический генератор света, в котором вторая гармоника неодимового лазера преобразовывалась в перестраиваемое по частоте инфракрасное излучение. Р.В. Хохлов вместе с А.П. Сухоруковым вел интенсивные работы по развитию математического аппарата нелинейной оптики применительно к реальным лазерным пучкам и импульсам. Ими были получены уравнения, учитывающие дифракцию взаимодействующих пучков, которые составляют в настоящее время основу квазиоптики диспергирующих анизотропных нелинейных сред. Развитый подход был использован, в частности, для изучения самовоздействия и взаимодействия мощных световых пучков и импульсов. Полученные результаты позволили сформулировать принцип оптимальной фокусировки в удвоителях частоты, понять явление дифракционной некогерентности, предсказать трехволновую взаимофокусировку и параметрически связанные солитоны на квадратичной нелинейности.

Хохловым и Сухоруковым и их учениками был предложен удивительно ясный новый подход к описанию лазерного просветления облачной среды на основе введения водности, изменяющейся при лазерно-индуцированном испарении жидких аэрозолей. Совместно с Д.П. Криндачем были выполнили первые эксперименты по тепловой самодефокусировке непрерывного лазерного излучения в нелинейных жидкостях. В 1967 г. С.А. Ахманов, А.П. Сухоруков и Р.В. Хохлов опубликовали в УФН обзор по нелинейной дифракции и самофокусировке, занявший одно из первых мест по индексу цитирования. Разработанный ими универсальный метод безаберрационного описания самофокусировки вошел в учебники и монографии.

В конце 1960-х гг. Р.В. Хохлов инициировал цикл исследований, связанных с резонансным селективным воздействием мощного лазерного излучения на вещество. Эти работы, выполненные совместно с В.Т. Платоненко, сыграли большую роль в становлении лазерной фотохимии. Для применений лазеров в фотобиологии под руководством Р.В. Хохлова были созданы перестраиваемые ультрафиолетовые лазеры на сцинтилляторах, разработаны и усовершенствованы различные типы газодинамических, электроразрядных и твердотельных лазеров.

Циклу практически важных исследований по визуализации инфракрасных волн положила начало работа Р.В. Хохлова «Инфракрасная голография методами нелинейной оптики», выполненная совместно с Э.С. Ворониным, В.С. Соломатиным и Ю.А. Ильинским. Р.В. Хохловым совместно с Ю.А. Ильинским были начаты исследования по когерентной гамма-оптике. Ими выявлены новые возможности создания гамма-лазеров на долгоживущих изомерах. Эти работы стимулировали исследования в нашей стране и за рубежом и заложили основы нового перспективного направления.

В серии работ, выполненных на заре его научной деятельности, Р. В. Хохлов показал, что круг проблем нелинейной теории колебаний, которые удается эффективно проанализировать, может быть существенно расширен при использовании предложенного им метода вторичного упрощения укороченных уравнений. Этим методом Р.В. Хохлов решил ряд важных задач синхронизации автогенераторов, продвинул вперед нелинейную теорию электронных приборов СВЧ, квантовых генераторов, параметрических усилителей бегущей волны.

В работах 1960–1970 гг., начатых вместе с С.И. Солуяном и продолженных совместно с О.В. Руденко, А.С. Чиркиным, Е.А. Заболотской, был фактически развит математический аппарат современной нелинейной акустики. Были выведены и проанализированы ставшие теперь классическими уравнения для плоских, сферических и цилиндрических волн конечной амплитуды, распространяющихся в диссипативных и диспергирующих средах, получен ряд важных физических результатов. Р.В. Хохловым с соавторами предложен ряд конкретных схем параметрических усилителей ультразвука.

Подходы, использованные в оптике при описании самовоздействия лазерных пучков, были нетривиальным образом обобщены на задачи нелинейной акустики. Полученное уравнение для акустических пучков (называемое теперь уравнением Хохлова–Заболотской) оказалось плодотворным инструментом для решения широкого круга практически важных проблем, в том числе развития теории параметрических гидролокаторов. В начале 70-х годов Рем Викторович инициировал большой цикл работ, связанный с использованием ЭВМ при решении задач нелинейной волновой физики. Уже после кончины Р.В. Хохлова были опубликованы его работы по оптоакустике и нелинейным колебаниям акустических резонаторов.

Научная школа Хохлова — это не только сообщество многих ученых, успешно работающих в научных центрах всего мира и прошедших в свое время обучение на созданной им кафедре волновых процессов, а затем и на кафедрах общей физики и волновых процессов. К ней с гордостью относят себя и те, кто испытал влияние Рема Викторовича в личном общении, на научных семинарах его кафедры, на организованных им знаменитых конференциях по когерентной и нелинейной оптике. Научная школа Хохлова — это еще и особый дух общения, заданный его безупречной научной этикой, неподдельным дружелюбием, готовностью выслушать и понять. Подлинно научная и доброжелательная атмосфера всегда сопровождала Р.В. Хохлова и пронизывала всю его деятельность.

За свои выдающиеся научные достижения Р.В. Хохлов был удостоен Ленинской, Государственной и Ломоносовской премий, орденов Ленина и Трудового Красного Знамени, академических званий. Сильнейшее влияние Рема Викторовича на отечественную и мировую науку ощущается и в наши дни, несмотря на то, что с момента его кончины прошло почти сорок лет. Научные направления, родоначальником которых был Р.В. Хохлов, сегодня интенсивно развиваются в трудах вот уже нескольких поколений его учеников и коллег.

В течение 50 лет на созданной Хохловым кафедре работали и работают люди, ставшие лауреатами различных премий. Это лауреаты Сталинской премии В.С. Фурсов (1949, 1951, 1952) и С.П. Стрелков (1960). Лауреаты Ленинской премии Р.В. Хохлов (1970), С.А. Ахманов (1970), Л.В. Келдыш (1974), А.П. Сухоруков (1988). Лауреаты Государственной премии СССР А.П. Сухоруков (1966), Э.С. Воронин (1975), Ю.А. Ильинский (1975), В.С. Соломатин (1975), Д.Н. Клышко (1983), А.Н. Пенин (1983), В.В. Фадеев (1983), А.И. Ковригин (1984), В.П. Кандидов (1985), О.В. Руденко (1985), Р.В. Хохлов (1985) Р.Л. Стратонович (1988), В.К. Новик (1989), Ю.Л. Климонтович (1991). Лауреаты Государственной премии РФ Р.Л. Стратонович (1996), О.В. Руденко (1997), А.С. Чиркин (1997), О.А. Акципетров (2002). Лауреаты Премии Президента Российской Федерации в области образования Л.В. Келдыш (2003), В.А. Макаров (2003). Лауреаты Ломоносовской премии С.А. Ахманов (1964), Л.В. Келдыш (1964), Р.В. Хохлов (1964), Стратонович (1984), А.А. Карабутов (1991), О.В. Руденко (1991), О.А. Сапожников (1991), Н.И. Коротеев (1996), В.П. Кандидов (1997), А.С. Чиркин (1997), В.А. Алешкевич (1997), В.И. Емельянов (1998), В.А. Макаров (2006), А.П. Сухоруков (2006). Лауреаты премии Ленинского комсомола и Государственной премии РФ для молодых ученых А.В. Андреев (1983), С.М. Гладков (1984), Задков (1984), Карабутов (1984), И.Л. Шумай (1984), В.Э. Гусев (1987), С.А. Шленов (1987), О.А. Акципетрв (1988), С.В. Говорков (1988), А.М. Желтиков (1997), А.Б. Федотов (1997).

В.Макаров

 

 

Фадеев Виктор Владимирович, выпускник физфака МГУ 1959 года. С 1962 по 1965 год обучался в аспирантуре физического факультета МГУ. С 1965 г. по 1970 г. — ассистент, 1970 г. — 1975 г. — старший преподаватель, 1975 г.- 1990 г. — доцент, с 1990 г. по настоящее время – профессор физического факультета МГУ. Область научных интересов: лазерная физика. Лауреат Государственной премии СССР (1983) за цикл работ «Открытие и исследование явления параметрического рассеяния света и его применение в спектроскопии и метеорологии» (1966–1981).

 

Секрет феномена кафедры волновых процессов

Среди источников творческой продуктивности Р.В. Хохлова на первом месте (конечно, после природного, от Бога, таланта физика), как нам представляется, должен быть поставлен воистину уникальный талант сформировать команду творческих личностей, максимально использовать индивидуальные способности каждого члена команды, заразить их общей идеей. Каждый из членов команды Хохлова, созданной им в 1962 году, дополненной в 1965-ом и работавшей под его руководством вплоть до трагического 1977-го, мог бы рассказать свою историю жизни (именно жизни) в этом коллективе.

В этой заметке – мои (В.Ф.) воспоминания об удивительном творческом коллективе, к которому мне посчастливилось принадлежать с самого начала его существования, – о команде моего учителя Рема Викторовича Хохлова (с 1962 года) и о созданной им в 1965 году кафедре волновых процессов.

В 1962 году, вернувшись со стажировки в США и защитив докторскую диссертацию, Рем Викторович (тогда ему было 36 лет) создаёт команду, поставившую своей целью развитие нового научного направления – нелинейной оптики. Ближайшими помощниками Р.В. Хохлова в этом, как сейчас сказали бы, «проекте» были Сергей Александрович Ахманов (кафедра физики СВЧ) и Эдуард Сергеевич Воронин (кафедра теории колебаний). Всего за два года команда Р.В. Хохлова, начав с нуля, вышла в лидеры не только отечественной, но и мировой нелинейной оптики. Документальным свидетельством этого беспрецедентного темпа развития является опубликованная в 1964 году первая в мировой литературе монография по нелинейной оптике, обобщившая первую «порцию» результатов, полученных группой Р.В. Хохлова – монография С.А. Ахманов, Р.В. Хохлов «Проблемы нелинейной оптики» (монография «Нелинейная оптика» американского учёного Н. Бломбергена, с которым у Хохлова завязались и постоянно укреплялись дружеские отношения, вышла позже). В том же году была получена Ломоносовская премия. Годом позже Р.В. Хохлов и его команда организуют первый симпозиум по нелинейной оптике (на оз. Нарочь в Белоруссии). Симпозиум стал ежегодным и проводился в столицах республик Советского Союза, а также в Ленинграде и Новосибирске. Постоянным организатором симпозиумов была кафедра Р.В. Хохлова. Сам Рем Викторович был его бессменным председателем.

К 1965 году коллектив Р.В. Хохлова имел де факто все признаки кафедры, причём активно прогрессирующей. Оформление де юре не заставило себя ждать: в 1965 году была создана кафедра, получившая название «Кафедра волновых процессов», во главе с профессором Р.В. Хохловым. Трудно найти другой пример столь быстрого развития учебно-научного коллектива от идеи (в 1962 году) до кафедры, занявшей лидирующие позиции в мировой науке (в 1965 году). В 1962 году я поступил в аспирантуру кафедры теории колебаний, под руководство Р.В. Хохлова, после почти четырёх лет работы по распределению в «почтовом ящике», который ныне называется Институтом радиостроения и расположен в г. Жуковском (кстати, благодарен судьбе за этот бесценный жизненный и профессиональный опыт). Имел счастье работать под непосредственным руководством Рема Викторовича 15 лет.

За 12 лет, которые судьба отпустила Рему Викторовичу для руководства созданной им кафедрой волновых процессов, сформировался стиль жизни и работы, которому соратники и ученики Рема Викторовича следуют многие годы. Результаты деятельности команды Хохлова были отмечены самыми престижными наградами. Уже в 1970 году Р.В. Хохлов и С.А. Ахманов были удостоены Ленинской премии, перед ней была Ломоносовская премия, а после неё – несколько Государственных и ещё одна Ленинская премия, которые были присуждены ученикам Р.В. Хохлова, в том числе, и после 1977 года, когда продолжались развитие и реализация научного задела, созданного кафедрой Р.В. Хохлова при его жизни.

Одна из особенностей стиля Р.В. Хохлова – быстрая реализация планов и идей. Об этом свидетельствуют не только темпы создания кафедры, но и темпы развёртывания её педагогической и научной деятельности. Пример: через полгода после создания кафедры на ней начал работать первый в мире практикум по лазерной физике и нелинейной оптике. О том, как это было, могу судить не понаслышке, ибо выполнял в то время обязанности заведующего практикумом. Задачи «Генерация второй оптической гармоники» и «Голография» долгое время были уникальными.

Пожалуй, главной причиной стремительных темпов достижения результатов был талант Р.В. Хохлова подбирать своих сотрудников и взаимодействовать с ними. Его выбор был безошибочным: практически все сотрудники, большинство из которых считает Р.В. Хохлова своим учителем, стали в дальнейшем известными учёными, докторами наук, профессорами, руководителями научных коллективов, имеют в своём послужном списке крупные научные достижения на уровне открытий (кстати, любимый лозунг Р.В. Хохлова: «Университетская наука призвана делать открытия»). Уникален стиль взаимодействия Рема Викторовича со своими сотрудниками и аспирантами. Больше всего он ценил их самостоятельность и инициативу и в полной мере использовал эти и другие индивидуальные качества членов своей команды: каждый получал «полномочия» «на потолке» своих возможностей и обязан был работать на этом уровне (и ни какой опеки, тем более мелочной, со стороны руководителя). Когда это требовалось, Рем Викторович «выводил» своих сотрудников, в том числе совсем молодых, на людей самого высокого ранга и предоставлял им возможность самостоятельно решать проблемы, организовывать сотрудничество, выполнять совместные исследования. Из моего личного опыта: в 1976 году, после успешного завершения нашей первой океанской экспедиции, у Рема Викторовича возникла идея установить лидар (лазерный локатор – в нашем случае, дистанционный спектрометр) на подводной лодке. Хорошо помню наш разговор на эту тему в его ректорском кабинете. Как только мы пришли к выводу, что это возможно технически (но, как мне казалось, чрезвычайно сложно организационно), Рем Викторович позвонил в штаб военно-морского флота СССР и предложил первому заместителю главкома ВМС адмиралу Н.Н. Смирнову совместно реализовать эту идею. Получив согласие, Рем Викторович вызвал свою ректорскую волгу и попросил меня (все свои указания он облекал в форму просьб) тут же отправиться в штаб, где была назначена встреча представителя Р.В. Хохлова с адмиралом Н.Н. Смирновым. Разговор состоялся, за ним последовали моя командировка в Ленинград, в их ведомственный институт, заключение хоздоговора, натурный эксперимент в Североморске, на борту крейсера. Всё это было спрессовано в отрезок времени менее года. В то время я ещё не был ни доктором, ни профессором, но имел опыт руководства большой научной группой в «почтовом ящике», что Рем Викторович использовал по максимуму.

Обладая большой самостоятельностью в принятии решений, сотрудники Р.В. Хохлова никогда не чувствовали себя «бесхозными»: когда требовалось, любой сотрудник мог обратиться к нему и получить поддержку, в том числе тогда, когда Рем Викторович уже стал ректором МГУ и был чрезвычайно занят административными делами (более того, он, как мне кажется, любил вечерние визиты членов своей кафедральной команды в его уютный рабочий ректорский кабинет, где перед его столом стоял портрет его предшественника на посту ректора МГУ Ивана Георгиевича Петровского; известно, что эти два великих ректора испытывали симпатию друг к другу).

Всё сказанное рождало особую, уникальную атмосферу в коллективе, атмосферу общего энтузиазма и кафедрального единства – ощущение, которое сейчас, увы, постепенно выветривается даже из очень в прошлом сплочённых коллективов – говорят, что под действием «психологического загрязнения окружающей среды» (булгаковский профессор Преображенский сказал бы, что причина – «разруха в головах»).

Ещё одна черта научного стиля Р.В. Хохлова – очень высокая эффективность использования полученных результатов, в том числе, промежуточных, бережное отношение к побочным ветвям, возникающим в процессе решения главной задачи. Известно, что Р.В. Хохлов создавал свою группу (в 1962 году) под гранд-идею, выдвинутую им совместно с С.А. Ахмановым, идею параметрической генерации световых волн. Этот путь рассматривался в то время как единственный способ получения когерентного оптического излучения с плавной широкодиапазонной перестройкой частоты (в дальнейшем появились и другие методы перестройки частоты). Параметрический генератор света (ПГС), как и всякий генератор, требует, чтобы мощность накачки превысила порог самовозбуждения. В ПГС он оказался довольно высоким, и для реализации идеи Хохлова и Ахманова потребовалось сначала создать мощные лазеры, работающие в режиме модуляции добротности резонатора, разработать эффективные удвоители и утроители частоты лазерного излучения. Каждый шаг на этом пути сопровождался получением новых научных результатов. Р.В. Хохлов, несмотря на жёсткую конкуренцию с американцами в реализации ПГС, «не гнал картину», давал возможность сделать остановку на «промежуточных станциях» и исследовать эти попутные результаты. Так, А.И. Ковригин по пути к созданию ПГС защитил кандидатскую диссертацию по генерации второй оптической гармоники, Г.В. Венкин ушёл в сторону от «генеральной линии» и получил интересные результаты в области вынужденного комбинационного рассеяния света, а затем и генерации когерентного ИК излучения на разностных частотах, автор этой заметки опубликовал статью по пассивной модуляции добротности в рубиновом лазере с помощью новых насыщающихся поглотителей, а затем занялся исследованием параметрического усиления света в сильно невырожденном режиме и попытками получения параметрической генерации в таком режиме, что, в конце концов, привело его и О.Н. Чунаева к обнаружению параметрического рассеяния света, теоретически предсказанного Д.Н. Клышко (тем самым был дан старт развитию новой области в квантовой электронике – квантовой оптики, одним из основоположников которой является профессор кафедры волновых процессов, а затем квантовой электроники Давид Николаевич Клышко). И таких примеров «вольностей», а на самом деле естественного поведения, диктуемого логикой казалось бы случайного стечения обстоятельств, было множество. В конечном счёте, это привело к формированию широкого фронта исследований в области нелинейной оптики, а реализация ПГС стала больше стимулом, чем самоцелью. Тем не менее, и эта задача была решена практически одновременно с американцами.

Побочные линии были весьма ветвистыми. Так, после создания А.И. Ковригиным мощного генератора второй гармоники излучения неодимового лазера (это – длина волны 530 нм, зелёный свет) Р.В. Хохлов находит неожиданное (для нас) применение этому источнику света: группа его сотрудников – Э.С. Воронин, Ю.А. Ильинский, Ю.А. Янайт, В.С. Соломатин – отправляются в Феодосию выполнять эксперименты по распространению лазерных пучков в морской воде. Так были сделаны первые шаги в весьма важной для практики области и началась дружба с моряками (гражданскими и военными), которая привела в 1974 году к началу исследований по лазерной спектроскопии водных сред. И уже в 1975 году (ещё одна иллюстрация темпа, в котором работала команда Р.В. Хохлова) Рем Викторович направляет в океан первую лазерную экспедицию с чисто поисковыми задачами – найти перспективные подходы к дистанционному лазерному зондированию морской среды. Мне выпала большая удача и ответственность возглавить эту экспедицию – на научно-исследовательском судне «Московский университет», позже переименованном в «Академик Петровский». Эта экспедиция уникальна не только в научном отношении (многое было сделано впервые), но в организационном: в интересах дела (а это был доминирующий критерий во всём, что делали кафедра волновых процессов и её лидер) Р.В. Хохлов резко нарушает каноны: начальником экспедиции он назначает беспартийного сотрудника, никогда ранее не выезжавшего за рубеж (автора этой заметки), это же относится к почти всем участникам экспедиции. А ведь судну предстояло зайти в Испанию (тогда ещё франкистскую), на Пуэрто-Рико и сойти с судна в Нью-Йорке, откуда научный состав экспедиции возвращался домой самолётом. Те, кто знает ситуацию в нашей стране в 1975 году, могут по достоинству оценить смелость Рема Викторовича, его безграничное доверие к своим ученикам. Надо ли говорить, что экспедиция завершилась полным успехом и дала старт новому направлению в лазерной спектроскопии с богатыми приложениями в океанологии и экологии. В дальнейшем наша группа приняла участие ещё в 20 океанских экспедициях и в ещё большем числе береговых экспедиций и экспедиций на внутренние водоёмы. Итог деятельности, нетривиальным образом инициированной Р.В. Хохловым, – создание нового научного направления – лазерной спектроскопия водных сред.

Ещё одна сторона стиля Р.В. Хохлова – мгновенная реакция на изменение ситуации, безошибочная интуиция при формулировке новых задач и изменении ранее проложенного курса движения его команды. Тот самый Р.В. Хохлов, который в 1962 – 1965 г.г. пропагандировал ПГС как единственный способ получения перестраиваемого по частоте когерентного излучения, с энтузиазмом приветствует создание лазеров на красителях, в которых такая перестройка осуществляется проще, чётко определяет «сферы влияния» обоих типов источников и ставит задачу поиска новых активных сред для получения такой генерации в УФ области спектра (ибо лазеры на красителях – в видимой, ПГС – в ИК). Моя группа, которая в это время работала над созданием ПГС видимого диапазона, переориентируется на эту задачу. И уже через полгода ей совместно с сотрудниками НИФХИ им. Л.Я. Карпова А.П. Симоновым и Г.А. Абакумовым эту задачу удаётся решить: новый класс активных сред найден, это – органические сцинтилляторы.

Наконец, ещё одна особенность научного стиля Р.В. Хохлова – отсутствие различий в его отношении к фундаментальным и прикладным исследованиям. Большинство из выполненных его командой хоздоговорных работ, которые преследовали сугубо практические цели, выливалось в добротные фундаментальные исследования. Большинство выполненных под руководством Р.В. Хохлова диссертаций содержат оба эти аспекта.

В. Фадеев

 

 

Симонов Александр Павлович — выпускник физфака МГУ 1958 года, сотрудник НИФХИ им. Карпова, а  в конце своей карьеры директор этого института. А.П.Симонов — доктор физико-математических наук, профессор, российский физикохимик, заслуженный деятель науки Российской Федерации (1996). Автор трудов в области лазерной химии и разработки лазеров на органических соединениях.

 

О  Реме Викторовиче Хохлове

В 1967 году в моей группе в лаборатории молекулярной спектроскопии НИФХИ им. Л. Я. Карпова появился новый сотрудник Жора (Георгий Александрович) Абакумов, выпускник аспирантуры физфака МГУ. Он принёс с собой новые идеи, знания, понятия, стимулы и даже «привёл» новых друзей в лице сотрудников кафедры волновых процессов, только что созданной Р.В. Хохловым. Друзья появились, потому что по предложению Жоры началось активное тесное сотрудничество, мы стали работать вместе. За нами была идейная и «химическая» часть работы, кафедра обеспечивала проведение лазерных экспериментов с приготовленными нами растворами органических соединений, пока мы в Карповском не обзавелись своими твёрдотельными и эксимерными лазерами. Группой сотрудников на кафедре руководил В. В. Фадеев, близкий друг Жоры. Ребята на кафедре, Лёня Харитонов, Володя Пчёлкин, Юра Янайт, Саша Пенин, Миша Большов, Гена Венкин, Давид Клышко, да все, даже те, кто не работал по нашей тематике, относились к нам, карповчанам, очень тепло, помогали, чем могли, делили с нами радости и печали.

Однако главным стержнем, вокруг которого складывалась благоприятная обстановка на кафедре, развивалось наше сотрудничество и в позитивном ключе решались неизбежные проблемы, был, конечно, её заведующий – Рем Викторович Хохлов. Это был замечательный, исключительный человек. О нём уже столько сказано, что пара описанных ниже эпизодов из моей жизни, вряд ли, добавит что-то совсем новое в его образ. Однако, надеюсь, они лишний раз проиллюстрируют его исключительность и величие.

Я лично многим обязан Р. В. Это он «вытолкнул» меня в первую мою зарубежную командировку, открыв запретную дверь на будущее. По его наущению я познал горные лыжи – одно из самых восхитительных хобби среди вообще существующих. Он помог мне при подготовке докторской диссертации. По его приглашению я стал членом Научного совета АН СССР по когерентной и нелинейной оптике. С ним или по его протекции прошли и многие более «мелкие», но весьма интересные события, такие, как посещение настоящих винных погребов под Кишинёвом или визит к Каталикозу всех армян в городе Эчмиадзин под Ереваном.

Отмечу только одну черту его характера, о которой, может, никто и не упоминал в своих воспоминаниях, поразившую меня сразу при первых встречах с ним. Он начинал решать возникшую проблему, о которой только что узнал, немедленно. Тут же брал телефонную трубку и звонил, куда надо, намечал, кто, что и когда сделает и т.п. Но немедленно. Никогда не слышал от него: «Ладно, позвоню или сделаю попозже, завтра».

Например, нужны срочно диэлектрические зеркала, стойкие при работе с мощным ультрафиолетовым лазерным излучением. Вроде бы, «мелочь». Но без неё ничего не сделать. Р. В. берет трубку и организует «зелёную улицу» для их изготовления в НИИ «Полюс». Нужны оптические детали – он обеспечивает нам VIP-приём в Лыткарино. Таких примеров можно привести десятки.

Или: по тогдашним правилам при защите докторской диссертации нужен один оппонент – иногородний специалист высокого полёта. Местный оппонент – профессор ФИАНа М. Д. Галанин рекомендует мне пригласить из ГОИ в Ленинграде профессора Б.С. Непорента. Я лично его не знаю. Боюсь, откажется. Иду к Хохлову, описываю ситуацию. Он тоже его не знает, но тут же берёт трубку и звонит ему в Ленинград. Тот, конечно же, соглашается. Хохлову отказать в просьбе никто не мог.

А вот как он «устроил» мою первую зарубежную командировку. Это сейчас всё просто и обыкновенно: все там, где хотели, и на что хватило денег, побывали и всё повидали. Тогда же, в 1970-м году, командировка молодого научного сотрудника за границу, да ещё сразу в капиталистическую страну, без испытания визитом в одну из стран соцлагеря, представлялась чудом. Я нигде за границей не был, не член партии, не блатной – шансы съездить в Японию, а именно туда нас приглашали на Международную конференцию по квантовой электронике, были мизерные.

Прежде всего нужно было добыть деньги в Минхимпроме, попасть в состав делегации Академии наук и в случае успеха пройти фильтр в райкоме КПСС, а, может, даже в ЦК, и получить партийное «добро» на всю затею.

Получить деньги в Минхимпроме на зарубежную командировку сотрудника Карповского института мог попытаться только его директор. Чтобы побудить его срочно заняться этой, как правило, малоприятной процедурой, в институт по своей собственной (!) инициативе приехал хорошо понимавший всю серьёзность проблемы Р. В. Хохлов и в таких ярких красках и чуть ли не с восторгом рассказал принявшему нас с ним академику Я. М. Колотыркину о наших достижениях, необыкновенных открывающихся перспективах и крайней необходимости мне побывать на конференции, что тому не оставалось ничего другого, кроме как пообещать Хохлову сделать всё, чтобы нужные деньги раздобыть. И не обманул: Минхимпром деньги выделил.

Со своей стороны, Хохлов сделал всё, чтобы меня без лишних вопросов включили в состав уже сформированной академической делегации, направлявшейся в Японию в город Киото. Нужна была только бумага от министерства с соответствующей просьбой, которой будет дан зелёный свет в академических коридорах.

Времени на выполнение всех нужных операций было в обрез, поскольку я был опоздавшим внеплановым кандидатом в делегаты. Удалось уговорить министерскую канцелярию выдать нужную бумагу мне на руки. Помчался с ней в академию. На мой звонок по внутреннему телефону, номером которого меня снабдил Хохлов, ко мне на улицу вышел сам академик Л. А. Арцимович, по-видимому, отвечавший тогда за международные связи или что-то в этом роде, окинул меня оценивающим взглядом, задал какой-то ничего не значащий вопрос и написал на бумаге нужную резолюцию. Объяснил, куда отнести бумагу и что сказать тому, кто её примет. Всё. Остался теперь только партийный фильтр, который удалось успешно пройти, на этот раз благодаря случайной помощи моих земляков – выходцев из Смоленской губернии.

Последующие поездки за рубеж проходили уже без сучка и задоринки.

Теперь о том, как я стал горнолыжником.

Всё началось в1976 году. Р. В. Хохлов — альпинист и горнолыжник. Кафедра постаралась и организовала Всесоюзную школу «Применение лазеров в биологии и медицине» в Терсколе, горном посёлке у подножья Эльбруса. Заседали на горнолыжной базе. Я выступил в школе с докладом. Все её участники прекрасно понимали, какой предмет будет главным.

Первую половину дня лекторы и слушатели катались на лыжах. После обеда, сидя в просторной аудитории, ученики пытались сделать вид, что слушают, понимают, о чем речь и что-то там конспектируют. Но очень скоро начинали клевать носом и впадали в забытьё. Лекторы тоже не шибко энергично и понятно вялым голосом излагали материал, застывая иногда на полу-фразе на какое-то время и с заметным усилием начиная говорить снова.

И вот, как-то утром, проходя мимо гостиницы «Чегет», где мы жили, Хохлов заметил меня: «А Вы, Саша, что же без лыж?» — «Не умею, не пробовал». – «А Вы попробуйте и научитесь. Здесь постоянно работает горнолыжная школа для новичков. Запишитесь и пройдите курс».

Я записался и прошёл курс. На выпускных соревнованиях занял последнее или предпоследнее место, поскольку на втором повороте сверху упал и проехал оставшуюся дистанцию вниз на пузе. Однако ощущение восторга, какой-то возбуждённой радости, вкуса горного воздуха, снега, ярких цветов, синего неба, потрясающие виды своё дело сделали. В том же году, потратив подкожную заначку и половину семейного бюджета, приобрёл простейшую, по средствам, но полную экипировку горнолыжника. А со следующего года началась регулярная горнолыжная жизнь — 14 дней в году в горах. В остальное время, как получится.

Спасибо, Р. В., Вам за то, что поделились со мной счастливой радостью общения с горами, познакомили с одним из самых лучших, самых глубоких и приятных душевных переживаний.

А. Симонов

 

 

 

moldova-3860Кулюк Леонид Леонидович, аспирант физфака МГУ. В настоящее время — профессор, заведующий лабораторией физики полупроводниковых соединений им. С.И. Радауцана Института Прикладной Физики Республики Молдова, Председатель совета стратегического развития Молдавского Государственного Университета, действительный член Академии Наук Республики Молдова.

 

Дворовый корпус» академика Хохлова, семидесятые годы.

Осенью 1970-го в Кишиневе состоялась 5-я Всесоюзная конференция по Когерентной и Нелинейной Оптики, председателем Программного комитета которой был Рем Викторович Хохлов, в то время член-корреспондент АН СССР, Заведующий Кафедрой волновых процессов физического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, один из основоположников нелинейной оптики. Организацией конференции занимался Сергей Иванович Радауцан, в те годы – ректор Кишиневского политехнического института им. С. Лазо, член-корреспондент АН Молдавской ССР, известный ученый в области полупроводникового материаловедения.

Именно на этой конференции Сергей Иванович и Рем Викторович договорились о том, что трое из лучших студентов электрофизического факультета Кишиневского политехнического института будут проходить преддипломную практику и выполнять дипломные работы на кафедре волновых процессов физфака МГУ. Так, начиная с весны 1971-го года в течение долгих 5-ти лет, включая замечательные годы аспирантуры, Дмитрий Кощуг, Аурелиан Попеску и автор этих строк, Леонид Кулюк учились и работали в научных лабораториях кафедры, возглавляемой академиком Р.В. Хохловым.

По предложению Рема Викторовича Дмитрий Кощуг был направлен в научную группу, руководимую Днепровским Владимиром Самсоновичем, ныне заведующим кафедрой физики полупроводников физфака МГУ, Аурелиан Попеску – в группу Воронина Эдуарда Сергеевича, а моим непосредственным научным руководителем стал Венкин Геннадий Владимирович. С тех пор и вплоть до защиты нами кандидатских диссертаций на специализированном совете по радиофизике физфака МГУ, с именами этих ученых были неразрывно связаны все этапы нашего научного становления. Самые добрые отношения сохранились и в дальнейшем, когда аспирантура осталась в прошлом.

Все годы учебы в Москве мы в основном проводили в лабораторных помещениях так называемого «дворового корпуса» физического факультета. Там мы не только приобщились ко всему многообразию научных подходов, знаний и умений, без которых немыслима современная экспериментальная физика, но и впервые ощутили удивительно демократичную, теплую атмосферу, которая царила в отношениях между сотрудниками, независимо от должностей, научных степеней и званий. Мы чувствовали неизменно доброжелательное внимание к нам, поначалу мало что умеющим и знающим студентам провинциального вуза. Мы много работали, учились, стараясь восполнить дефицит наших знаний и оправдать эту доброжелательность и доверие, с которым к нам относились практически все сотрудники кафедры и особенно обитатели «дворового корпуса». Трудно переоценить все то, чему мы научились у Александра Николаевича Пенина, Виктора Владимировича Фадеева, Владимира Ивановича Пчелкина, Леонида Алексеевича Харитонова, Бориса Федоровича Полковникова. Мы учились не только профессии – физике, но и умению строить добрые человеческие отношения. Особенно хотелось бы вспомнить Давида Николаевича Клышко, видного ученого, человека цельного и разносторонне образованного. Для многих из нас, причисляющих себя к членам некогда существовавшего коллектива «дворового корпуса», он олицетворял пример Учителя в высшем понимании слова.

Как заведующий кафедрой и научный руководитель Рем Викторович приходил в лаборатории «дворового корпуса» достаточно часто, иногда в сопровождении известных зарубежных ученных, желающих воочию ознакомиться с условиями, в которых были достигнуты всемирно признанные приоритетные результаты. Для нас, аспирантов, общение со своим научным руководителем было всегда радостным событием – даже тогда, когда приходилось выслушивать заслуженные упреки, или, например, получать отказ на просьбу освободить от поездки на сбор картошки – обаяние и такт Рема Викторовича буквально обвораживали.

В 1973 году академик Р. В. Хохлов был назначен ректором университета и в научных лабораториях, да и на кафедре, стал бывать несколько реже. Однако для коллег по кафедре, включая аспирантов, он по-прежнему оставался близким и доступным. Важные и не терпящие, как нам тогда казалось, отлагательства проблемы нередко можно было решить с ним на ходу, в коридорах физфака, или по пути в Главное здание Университета, либо даже рано утром, во время ежедневной пробежки Рема Викторовича по парку на Ленинских горах, о чем свидетельствую на основе своего личного опыта.

С тех пор прошло более четырех десятилетий, но остается неизменным чувство искренней благодарности нашим научным руководителям, сотрудникам и аспирантам кафедры волновых процессов физфака МГУ первой половины
70-х, которым мы обязаны своим приобщением к настоящей науке. Вскоре после завершения нашего обучения в МГУ, в августе 1977 года трагически погиб Рем Викторович, затем безвременно ушли из жизни Эдуард Владимирович Воронин, Геннадий Владимирович Венкин, Давид Николаевич Клышко. На 21 год пережил академика Хохлова его друг и ровесник, академик Радауцан, по инициативе которого и посчастливилось трем студентам Кишиневского Политехнического Института им. С. Лазо пройти школу Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова.

Остается только добавить, что в настоящее время Кощуг Дмитрий Гурьевич является профессором Геологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова и занимает должность заведующего кафедрой минералогии (2011–н.вр.). Декан Высшей школы инновационного бизнеса (2006–н.вр.). Попеску Аурелиан Андреевич – доктор физ.-мат. наук, главный научный сотрудник Института Прикладной Физики Академии Наук Республики Молдова, в настоящее время проживает в Румынии.

Л. Кулюк

 

 

Першин Сергей Михайлович, выпускник физфака МГУ 1972 г. На факультете выбрал лазерную физику и нелинейную оптику как научное направление на кафедре «Волновые процессы» академика Р.В.Хохлова, где продолжил обучение в аспирантуре под руководством профессора С.А.Ахманова и А.И.Ковригина. По окончании аспирантуры был принят на работу на кафедру «Общей физики и волновых процессов» проф. С.А.Ахманова физического факультета МГУ в должности младшего научного сотрудника, где в 1978 г. защитил кандидатскую диссертацию по теме «Оптические параметрические системы с большим усилением и их применение». В 1998г. он суммировал научные результаты в докторской диссертации «Генерация лазерных пико- и наносекундных импульсов  с преобразованием частоты и их применение в спектроскопии и зондировании», часть из которых он представил в статье «Лидар» в Большой российской энциклопедии. В настоящее время Першин Сергей, д.ф.-м.н., главный научный сотрудник ИОФ РАН

Рем Викторович Хохлов: портрет из личных встреч

Около полувека назад, в 1969г., судьба и обстоятельства непостижимым образом повернули тропинку студента третьего курса физического факультета МГУ, Першина Сергея, на встречу с профессором, член-корреспондентом АН СССР (затем ректором МГУ, 1973г., академиком, 1974г.) и заведующим новой, по-видимому, самой молодой на тот момент, кафедрой «Волновые процессы», Ремом Викторовичем Хохловым.

В год избрания Р. Хохлова (1966г.) в АН СССР был двойной выпуск школ, 11-х и 10-х классов, одновременно. После выпускных экзаменов за 10 класс, во время которых (2 июня) трагически погибает мой отец, я поехал (по его советам) поступать в МГУ из далёкого г.Ишимбай, в Башкирии на Южном Урале. Базовые знания, полученные в школе (папа был шофёром, мама-домохозяйка, репетиторов у нас не было), позволили мне сдать вступительные экзамены на физический факультет в условиях большого конкурса (9:1 на место, из них медалистов 7:1, среди которых был и я с серебряной медалью) из-за двойного выпуска школ, чтобы через три года быть зачисленным на кафедру Хохлова Р.В.

Основная встреча, открывающая наши последующие, состоялась после прохождения отборочного конкурса на кафедру среди желающих быть зачисленными, число заявлений от которых раза в два превышало число мест. Это произошло на традиционном вечере кафедры (январь-февраль 1970г.), на котором подводились итоги выпуска дипломников и посвящали вновь набранных студентов, нас, в физиков-лазерщиков и оптиков-«нелинейщиков», будущих специалистов в новой области лазерной физики – в нелинейной оптике. Известно, что основателями нелинейной оптики являлись Р.В. Хохлов и С.А. Ахманов и другие сотрудники кафедры, каждый из которых вместе со студентами, аспирантами, инженерами добились выдающихся результатов.

Так, например, А.И. Ковригин, один из первых учеников Хохлова и Ахманова, первым у нас в стране, запустил первый параметрический генератор света (ПГС) с перестраиваемой частотой, идею которого предложили и теоретически обосновали Р.Хохлов и С.Ахманов. Их вклад в науку был оценён по достоинству. В 1970г. Хохлов и Ахманов были награждены Ленинской премией, первой премией такого уровня за вклад в развитие квантовой электроники и нелинейной оптики в стране. Далее, в группе А.И. Ковригина была впервые осуществлена каскадная генерация пятой гармоники уникального лазера на неодимовом стекле со стабилизированной генерацией на одной продольной моде. Так был осуществлён прорыв источников когерентного излучения в диапазон жесткого УФ на длине волны 212 нм. Для достижения условий фазового синхронизма сложения первой (1056 нм) и четвёртой (264 нм) гармоник пришлось провести охлаждение гигроскопичного кристалла KDP в криостате. Здесь уместно также напомнить, что первый в мире эксперимент по четырёхфотонной спектроскопии антистоксова рассеяния на колебательных модах в кристалле кальцита был проведён в 1972г. Александром Холодных, аспирантом, а затем сотрудником группы А.Ковригина, при перестройке частоты с помощью ПГС (см. ниже).

Обряд посвящения заключался в пересечении пучка непрерывного гелий-неонового (632.8 нм) лазера, который многие из нас видели в первые, на глазах строго «жюри» – ареопага профессоров и преподавателей кафедры вместе с заведующим Ремом Хохловым. Главный помощник-«чародей» председателя «жюри», Александр Вологдин, объяснял наиболее настырным и любознательным студентам, что «рассыпчатое» пятно гелий-неонового лазера является не что иное, как «спекл-картина», которая отражает его высокую монохроматичность излучения, присущую только лазерам. Мне тогда это было непонятно, но звучало по-научному таинственно и завлекало новизной. Завершение ритуала посвящения сопровождалось вручением каждому посвящённому материального носителя: бейджика на ленточке с эмблемой кафедры. Затем Р.В. Хохлов поздравил нас с принятием в школу исследователей окружающего мира методами нелинейной оптики. Это была моя первая встреча, из череды последующих, с Ремом Викторовичем. Потом я попросил его расписаться на обратной стороне эмблемы-«бейджика», которая хранится где-то в семейном архиве как реликвия.

Накануне вечера кафедры я встретился с Александром Ивановичем Ковригиным с просьбой принять меня в его группу для выполнения дипломной работы и возможности участия в экспериментах группы. Мой выбор не был совсем случайным или только собственным: летом 1969г. в строительном студенческом отряде на Сахалине (командир Анатолий Андрияхин) я много обсуждал проблему выбора кафедры со студентами старших курсов и аспирантами физфака. Аспиранты с кафедры «Волновых процессов» посоветовали выбрать их кафедру и группу А.И.Ковригина как наиболее активно работающую и интересную. И были правы!

Группа А.Ковригина уже тогда считалась «сингулярностью» на кафедре по научным результатам (см. выше) и составу, например, аспиранты первого-второго набора после образования кафедры: из Литвы — Альгис Пискарскас, из Берлина – Питер Никлес, из Софии – Иван Томов, Любомир Павлов, потом поступил аспирант Серёжа Аракелян из Еревана и др. При этом «плотность состояний» была очень большой- все они работали в одной комнате №5-66. Здесь следует заметить, что и расположение лаборатории №5-66 тоже носило признаки «сингулярности». Так, общая стена разделяла нашу лабораторию с кабинетом Р.Хохлова в комнате №5-68, а его телефон был спаренным, общим с нашей лабораторией также. С этим телефоном будет связан эпизод (см. ниже), который характеризует ректора МГУ Рема Хохлова как человека очень внимательного ко всем его окружающим, независимо от их положения.

А.И. Ковригин ввел меня в лаб. №5-66 и представил присутствующим постоянным сотрудникам: инженеру-оптику Наталье Подсотской, нашей наставнице в «премудростях» лабораторного эксперимента, и инженеру Наталье Короленковой, а также аспирантам. Затем он «приписал» меня на установку Ивана Томова и нового аспиранта Бориса Жданова. Установка состояла из уникального на тот момент импульсного одномодового и одночастотного лазера на стекле с неодимом с пятью каскадами усилителей и набором преобразователей частоты — генераторов гармоник. Именно на этой установке была получена генерация пятой гармоники годом ранее. На другой стороне стола с нашей установкой размещался пикосекундный неодимовый лазер (Роман Орлов, Леонид Телегин и аспирантка Инна Скидан). Далее на другом столе была размещена установка неодимового лазера с усилителями аспирантов Альгиса Пискарскаса, Питера Никлеса и Валерия Оглуздина с непрерывной перестройкой частоты в параметрическом генераторе света (ПГС) для спектроскопии резонансных взаимодействий в парах металлов и т.д. В простенке между дверями размещался большой шкаф, обшитый алюминиевыми пластинами, в котором были смонтированы трансформаторы и конденсаторы-накопители энергии (до 5000 Вольт) для питания импульсных ламп-вспышек накачки всех лазеров и усилителей. Это было энергетическое сердце лаборатории, а её спектральное сердце -дифракционный спектрометр ДФС-8, которым пользовались все по мере необходимости, располагалось напротив, в простенке между окнами. Над ним висели индикаторы тепловых калориметров, с отклоняющимся световым «зайчиком» на крутильном подвесе, для измерения энергии лазерных импульсов. Было тесновато, но жили дружно и всячески помогали друг другу.

Первые шаги студентов в лазерном эксперименте начинались с поста заряда батарей конденсаторов в течение 1-2 минуты до заданного уровня напряжения на каждом каскаде и громкой голосовой подачи команды «Готово» перед нажатием кнопки «Пуск» разряда и генерации лазера, чтобы все услышали и закрыли глаза от поражения их рассеянным излучением лазера или бликом. Впоследствии, проводя пионерские работы по четырёхфотонной спектроскопии гиперкомбинационного рассеяния (ГКР) с резонансной накачкой колебательного перехода с помощью ПГС по теме моей диссертации, нам удалось вместе с Александром Холодных, тогда уже молодым кандидатом физ-мат наук, сделать на этой установке 750 или 760 выстрелов лазера за 14 часов эксперимента. Это был своеобразный рекорд по количеству импульсов. Наше упорство было «вознаграждено» первой дисперсионной зависимостью кубической восприимчивости процесса ГКР в окрестностях первого обертона молекул хлороформа в ИК области.

Птенцы гнезда Хохлова…

или как кафедра завоевала М

Считаю возможным напомнить, что выпускники кафедры Хохлова, («птенцы Хохлова») и, в частности, лаборатории Ковригина (нашей) «завоевали весь мир». Судите сами: Альгис Пискарскас основал направление нелинейной оптики в Литве, в университете Вильнюса и затем был назначен зам. министром по науке; Питер Никлес – руководитель большой лаборатории мощных лазеров для изучения термоядерных реакций в Берлине; Сергей Аракелян – заведующий кафедрой физики и проректор университета г. Владимира; Саша Холодных – главный специалист-лазерщик и спектроскопист в медико-инженерном центре университета Техаса ( CBME UTMB) в США; Иван Томов — декан физического факультета университета г. Софии, Болгария; Любомир Павлов — директор института физической электроники г. Софии; Алмас Акманов — заведующий кафедрой и декан физического факультета Башкирского университета в г.Уфа; Борис Жданов – руководитель лаборатории, ведущий специалист с результатами мирового уровня по лазерам на парах щелочных металлов в Денвере, США; Николай Жёлудев – директор квантового центра при университете Southampton, Великобритания; Игорь Яминский – руководитель коллективного центра атомно-силовой микроскопии МГУ; Алексей Подшивалов – лауреат премии Совета министров СССР за разработку уникального, не имеющего аналога, фильтра, который мы разрабатывали вместе с активным участием Владимира Кузнецова и много других выпускников, которые работают в ведущих лабораториях за рубежом (Виталий Гусев (Лион, Франция), М.Пшеничников (Голландия), И. Шумай (США), В. Камалов (США), Наиль Ахмедиев и Андрей Родэ (Австралия),…) Ю. Свирко- профессор университета Йонсуу, Финляндия; Сережа Краюшкин – университет Токио; Владимир Преображенский – университет г. Лилль, Франция; Саша Тарасевич, Миша Калашников- Германия; Наташа Зайцева – Национальная лаборатория США, Ливермор, выращенный ею монокристалл KDP для генерации гармоник в программе лазерного «термояда» — самый крупный на Земле массой около 200 кг включён в книгу рекордов Гиннеса;…

В МГУ, в Академии наук, в Сколково наши выпускники занимали разные посты от проректора до заместителей директоров институтами РАН, заведующих кафедрами и лабораториями: Н.И. Коротеев – проректор МГУ, зав. нашей кафедры; В.А. Макаров — зав. нашей кафедры в настоящее время; А.П.Сухоруков – декан физического факультета, затем зав. кафедрой «Фотоники и физики микроволн»; Вячеслав Куницын – зав. кафедрой физфака МГУ «Физика атмосферы»; В. Алешкевич – зав. кафедрой «Физика для физфака МГУ»; А. Жёлтиков – руководитель лаборатории Российского квантового центра в Сколково; Владислав Михалевич — зам. директора по науке ИОФ РАН; Виктор Задков– директор Института спектроскопии РАН; С. Першин – автор уникального фильтра для линий оптической связи, а также лидара нового поколения на диодном лазере счетчике фотонов, который прошёл международный конкурс и впервые за 40 лет исследования космоса был включён в состав миссии НАСА на Марс (Mars Polar Lander-1999г.). Заметим, на этом принципе работают лидары беспилотных авто в настоящее время.

Многие выпускники кафедры были избраны академиками и член-корреспондентами РАН: академик Олег Руденко, зав. кафедрой «Акустики» физфака МГУ; академик Владислав Панченко- директор РФФИ, директор ИПЛИТ РАН и зав. кафедрой «Медицинская физика» физфака МГУ; академик Виталий Конов – директор ЦЕНИ в ИОФ РАН,….

Семинары Рема Хохлова

По пятницам в 15:00 начинал работу «хохловский» семинар по проблемам нелинейной оптики и лазерам на физфаке МГУ в аудитории 5-49 на пятом этаже рядом с кафедрой. Несомненно, многим участникам из Москвы и гостей из других городов эти семинары запомнились высокой активностью присутствующих при обсуждении докладов по различным направлениям лазерной физики и спектроскопии. Именно на этом семинаре был впервые заслушан приоритетный доклад Н.И. Коротеева о четырёхфотонной спектроскопии когерентного антистоксова рассеяния света (АСКР-КАРС-CARS) на колебательных переходах в кальците. Эта работа открыла новое направление в ведущих лабораториях мира по лазерной спектроскопии после демонстрационных экспериментов Мэйкера и Терхьюна 1965г. Существенно, что наш приоритет реальной нелинейной спектроскопии с перестройкой частоты на праметрическом генераторе света (ПГС) был закреплен публикацией (см. С.А.Ахманов, В.Г.Дмитриев, А.И. Ковригин, Н.И. Коротеев, В.Г. Тункин, А.И. Холодных, Письма в ЖЭТФ, Т.15, №10, 20 мая 1972г, стр.425-428) с опережением на четыре месяца подобной работы Николаса Бломбергена в США. Бломберген с соавт. провели эксперимент с использованием лазера с перестраиваемой частотой на красителях (E. Yablonovich., C. Flytzanis., N. Bloembergen et al. :Phys. Rev. Letters 29, 865 ( 25 сентября 1972)).

Несмотря на всю серьёзность рассматриваемых и обсуждаемых проблем на семинаре, иногда случались и розыгрыши, причём из первых рук, как говорят в таких случаях. На кафедре была традиция отчётов сотрудников о научных загранкомандировках на стажировку или конференцию на семинаре Р. Хохлова. Поскольку такие командировки были не часты, а интерес к ним был большой, то заполняемость аудитории на отчётах была выше нормы. Сидели по трое за партами, а иногда и на подоконниках.

Подобное столпотворение было и на отчёте Р.Хохлова и С.Ахманова об участии в работе Международной конференции по лазерной физике и нелинейной оптике в Японии (в г. Осака) в 1970г. с последующим посещением лабораторий университетов.

Первым выступал Р.Хохлов. Он детально остановился на некоторых интересных докладах от ведущих групп в США и Европе, с которыми у нас бала негласная конкуренция. Потом он остановился на обсуждениях тенденции развития разработок перспективных лазеров и прогнозах. Интересно отметить, что прогнозы, как всегда, не угадали реального развития: предсказывали закрытия направления пикосекундных лазеров как нестабильных по параметрам и малой энергии и, напротив, концентрации усилий на разработках СО2 и СО лазеров высокой мощности для технологических применений. Действительно некоторое время такая тенденция была заметна, но потом огромные усилия были направлены на прорыв по созданию лазеров пикосекундной и фемтосекундной длительности.

Здесь нам удалось первыми в стране (и почти одновременно с ИОФАНом) «сжать» пикосекундный импульс в 14 раз до длительности несколько сотен фемтосекунд. В настоящее время фемтосекундные лазеры и технологии с их использованием являются одним из приоритетных направлений в лазерной физике и нелинейной оптики Заметим, что наступило время Хохлова-Ахманова-Блоембергена-….всех «нелинейщиков», поскольку все процессы нелинейной оптики пропорциональны интенсивности в степени целого числа, а интенсивность фемтосекундных импульсов уже достигла петаваттных (>1015 Вт/см2) значений. Мне удалось зарегистрировать несколько нелинейных процессов сложения и вычитания на кубической и, одновременно, квадратичной нелинейности кристалла на его когерентной длине (несколько десятков микрон) при неколлинеарном взаимодействии фемтосекундных импульсов умеренной интенсивности.

Так вот, в этой части отчёта Хохлова Р.В. при полной тишине и повышенного внимания аудитории к последним новостям лазерной физики раздаётся гомерический хохот из первой парты перед столом, за которой сидел С.А. Ахманов. Хохот был электронно-машинным, но настолько сильным и заразительным, что вся аудитория была поражена до онемения. Хохлов прервал отчёт и внимательно посмотрел на Ахманова. Тому ничего не оставалось, как достать из парты коробку-устройство с чертиком и открытой крышкой, которую они вместе купили в Японии. Пришлось чёртика спрятать внутрь, крышку закрыть и повторить «хохот» для наглядности, опустив пятак (монету) в прорезь на крышке, которую он «съел».

Затем Сергей Александрович Ахманов продолжил отчёт о работе конференции, а также об их визитах в ведущие лаборатории университета Киото. Отдельно он остановился на реальной ситуации с лазерным экспериментом там, в Японии. Это повествование было неожиданным для всех нас по его содержанию. Лазерные лаборатории того времени были оснащены у них весьма скудно по сравнению с нами, поскольку сказывалось отсутствие оптических заводов и слабо представленной оптической тематики в университетах. Так, Ахманов сказал, что мы вот всё сетуем на недостаток того-другого, а вот, послушайте, как у них. В Киото на физическом факультете университета в тот момент был один гелий-неоновый лазер на всех. Других Ахманов и Хохлов не видели. Скорее всего, их не было вовсе. Эксперименты и измерения по рассеянию и взаимодействию проводили по очереди, круглые сутки. Лазер переносили из лаборатории в лабораторию, быстро устанавливали, на что придётся (даже на ящиках из-под приборов, как и у нас), и измеряли то, что тщательно обдумали и запланировали заранее. Утром лазер переходил в другую лабораторию. Таким образом, ночные бдения и работа в три смены были реальностью в разных странах на стадии становления квантовой электроники как нового направления науки.

«Глупых вопросов на научном семинаре не бывает…» (Хохлов Р.В.) Пару раз на семинарах Хохлова Р.В. я был свидетелем, как участник семинара предварял свой вопрос словами: «Прошу прощения за, может быть, глупый вопрос, но я хочу спросить…..» (это такая форма чрезмерной скромности или скрытой гордыни). После ответа докладчика Рем Викторович дал короткое разъяснение по этому поводу (по-моему, это применимо всегда при обсуждении чего-либо). Он сказал примерно следующее: «На научном семинаре  глупых вопросов не бывает. Если Ваши знания требуют дополнений или разъяснений, и Вы знаете каких, то надо спрашивать докладчика и получать эти знания от него, как от первоисточника…»

Замечательное разъяснение. Оно созвучно малоизвестному высказыванию другого широко известного академика АН СССР, Андрея Дмитриевича Сахарова, адресованному авторам проблемных научных работ: «Никогда не отзывайте своих рукописей, посланных в редакцию…. Почему? Вам пришла в голову идея. Вы её обдумали, затратили усилия на обоснование и написание текста рукописи. Рукопись может оказаться ошибочной, преждевременной или не укладываться в парадигму нынешних знаний – это нормально. Такое может быть. Надо предоставить возможность оппонентам, рецензентам аргументировано обосновать Вашу ошибку – это и есть поиск истины». Это верно. Проверено на себе. У меня был шанс опубликовать в 2000г  рукопись об обнаружении органических пигментов на поверхности Марса (ещё до регистрации следов воды) в первом номере журнала “Astrobiology”, но я отозвал её (при двух положительных рецензиях) из-за давления и критики сослуживцев. Остались опубликованными лишь короткие сообщения (S.Pershin, Mars surface: anomaly ratio of 763/554 nm color index indicates presence of organic pigments, Proc. of 33d COSPAR Scientific Assembly Warsaw, B0.4-0008, p.43 (2000); Barry E. DiGregorio, Russian Scientist Finds Organic Pigments on Mars, (2000), www.spectroscopyonline.com/  http://www.icamsr.org/specmag220900.html и др.)

Такими вот были наши учителя и наставники, не только на публике, семинаре, но и при личных встречах. Каждая из таких встреч привносит свой штрих к портрету Рема Хохлова, ворошит память и возвращает нас к нему, в те, не близкие уже, годы.

«Серёжа, снимите трубку, Вас к телефону…»

(Москва, МГУ, физфак, лаб.5-66, 23:00)

Этот эпизод с только что назначенным ректором МГУ академиком Р. В. Хохловым был настолько необычным для меня, начинающего аспиранта, что он прочно «врезался» мне в память и воспроизводится всегда во всех деталях.

Вначале 70-х нам с Борисом Ждановым поставили задачу освоить криогенную технику в диапазоне температур жидкого гелия для изучения физики лазерного взаимодействия с различными образцами при низких температурах. Известно, что одним из условий быстрого и качественного наполнения криостата жидким гелием, чтобы успеть ещё и поработать с образцами до конца дня, была его вакуумная откачка с подогревом до поздней ночи перед началом заправки рано утром. Обычно это поручали мне, поскольку я тогда жил в общежитии в главном здании (ГЗ) МГУ, т.е. рядом с физфаком, и это было всем удобно.

В один из таких вечеров я готовился заканчивать откачку и консервировать криостат, как обычно, около 11 часов вечера. За шумом работающего форвакуумного насоса и сосредоточенного внимания к уникальному криостату с оптическими окнами под разными углами я не услышал трели-вызова телефона. Здесь требуется сделать некие пояснения к ситуации.

Как уже упоминалось выше, наш телефон был сдвоен с телефоном Р.Хохлова в его кабинете за стеной. После его назначения ректором МГУ он стал работать в две смены ежедневно: днём — на посту ректора на 10 этаже в ГЗ МГУ, вечером на кафедре. Ко времени его прихода на кафедру (обычно в 19:30-20:30) секретарь кафедры, Медведева Таня, готовила ему всю информацию, полученную за день, и он её отпускал домой. Обычно Татьяна коммутировала телефонные вызовы нам в лабораторию или к Хохлову. Когда документов для Хохлова за день набиралось много и необходимо было их комментировать, то иногда на вечерние-ночные часы на место секретаря Тани приглашали Наташу Короленкову. К тому времени Наташа уже освоила дополнительно к физике (она закончила вечернее обучение на физфаке МГУ)  дела по трем специальностям: главбуха, плановика и кадровика, чтобы квалифицированно обсуждать с ректором многие вопросы по документам поздно вечером, когда обратиться за консультацией уже не к кому.

В эти предвечерние часы в нашем коридоре-сапожке в северо-восточном фасе факультета собиралась приличная очередь к Хохлову, не ректору, а учёному-физику. Это были аспиранты, сотрудники, приезжие физики из других институтов-университетов. За дверью нашей лаборатории слышался приглушённый шум обсуждения, который затихал при появлении Хохлова в коридоре и каждый (уже молча) ожидал своей очереди, готовясь к встрече с «шефом». Как правило, к 10-11 часам вечера очередь «рассасывалась» и мы с Ремом Викторовичем оставались одни: он в кабинете, я – в лаборатории.

В тот описываемый вечер всё шло обычным чередом, кроме телефонного звонка, который я не услышал. Обычно я старался раньше поднять трубку и спросить, кто звонит. Если звонок был к Хохлову, то я сообщал ему об этом. Здесь произошла инверсия. Я услышал деликатный стук в дверь и подумал: кто это мог быть? Охрана, дежурный пожарник или электрик или кто-то ещё? Момент для объяснений и беседы был не очень удачным – я был весь занят криостатом, понимая, что нельзя отвлекаться, чтобы не «потерять» вакуум. В силу сложившихся обстоятельств мой ответ был не в ласковых тонах: «Открыто! Войдите!». Дверь приоткрылась, и в проёме оказался Рем Викторович Хохлов, который в обычной своей спокойной манере (мне показалось даже с извинительным оттенком, что отвлекает меня, поскольку работа насоса была слышна и у него в кабинете) сказал: «Серёжа, снимите трубку, Вас к телефону…».

Он бы мог попросить респондента перезвонить снова, как обычно поступает каждый в подобной ситуации. Но Хохлов поступил иначе, по-видимому, из-за позднего времени он мог предположить, что звонок важный (Борис звонил, чтобы свериться, что всё готово к заливке гелия и с утра едем за ним) и респондент может не иметь возможности сделать повторный звонок.

Высший пилотаж! Это и зарубка в памяти и, одновременно, урок общения.

«Кого там чёрт несет!!??»

Дополнительным, но весьма характерным, из палитры красок-сюжетов к портрету Рема Хохлова, был ещё один эпизод, подобный изложенному выше.

Как потом оказалось (после моих рассказов о моём случае среди сотрудников) подобные ночные бдения и визиты в лабораторию были у Хохлова и раньше, на начальном этапе становления кафедры и лазерного нелинейно-оптического эксперимента. Повествование буду вести со слов молодых тогда сотрудников Геннадия Венкина или Виктора Фадеева, а может быть аспиранта из Ташкента, Тимура Усманова (ныне заведующего кафедрой и руководителя группой мощных лазеров в институте электроники Академии наук Узбекистана в Ташкенте).

После образования кафедры «Волновых процессов» (на базе кафедры «Распространение радиоволн») приходилось изыскивать дополнительные помещения под экспериментальные лаборатории, которых, естественно, на факультете в запасе не было. Всё было роздано давно другим и места новой кафедре на этажах физфака сразу не нашлось (как при рождения Христа в хлеву в Вифлееме, см. евангелическую историю). Тем не менее, усилия и поиски увенчались успехом: нашли и оборудовали бывшую комнату-склад на чердаке над НИИЯФ МГУ. Потолки были высокие, что позволило смастерить антресоль-второй этаж над входом в комнату. Данный «насест» предназначался для обработки результатов и их обсуждения за столом (чай попить, перекусить). Здесь же был диван-кушетка (переночевать, если припозднился и метро закрыли, см. выше — Киото, Япония).

В один из дней шёл ответственный эксперимент по запуску параметрического генератора света или нового пикосекундного лазера с пассивной синхронизацией мод для выполнения диссертации Тимура Усманова. Ожидаемого результата никак не удавалось получить и группа энтузиастов-физиков задержалась так, что пришлось остаться и продолжать измерения ночью. Часа в два ночи решили сделать паузу, попить чайку на антресоли, обсудить эксперимент снова и снова, чтобы найти причину неудачи. В это время внизу, под антресолью, открылась и хлопнула входная дверь. «Кого там чёрт несет в такую рань?» — воскликнул кто-то наверху. «Это некто Хохлов» — ответствовал вошедший. Он пришёл из кабинета, в котором задержался до ночи, чтобы морально поддержать молодых исследователей и обсудить текущие проблемы. Общее дело делается сообща.   

25 подтягиваний на перекладине…

Иногда случалось так, что я встречался с Ремом Викторовичем на спорткомплексе МГУ по утрам (в 6:30- 7:00) во время утренней пробежки. Он следовал этому расписанию, по-видимому, всю жизнь, поскольку о его пробежках во время стажировки в США вспоминали даже в лаборатории микроволновой спектроскопии в университете в Стэнфорде, когда я был у них в гостях в 2007г., как легенду. Довольно часто я видел его на перекладине-турнике, выполняющим простое упражнение – подтягивание. Но сколько! Обычно он делал несколько подходов с перерывом, набирая в каждом 25-20-18 подтягиваний! При этом я, для сравнения, мог «вытянуть» 10 – 12, не более. По-видимому, Рем Викторович поддерживал физическую форму альпиниста, всегда готового придти на помощь – удержать, вытащить партнёра в связке. При этих наших встречах он иногда (после долгого моего отсутствия) мягко интересовался, почему меня давно не было видно на спортплощадке, и советовал не делать себе послаблений, если не в отъезде. Сам Рем Викторович, по-моему, считал, что не добирает достаточную для себя нагрузку на этих занятиях-разминках, поскольку довольно часто я видел, как он поднимается к себе на кафедру на 5-м этаже не в лифте, а по лестнице, шагая через две ступеньки. До сих пор я стараюсь следовать этим его урокам: нагружаться по утрам и подниматься по лестнице через две ступеньки.

Здесь уместно упомянуть, что сюжет с подтягиванием ректора МГУ академика Хохлова Р.В. вошёл в историю МГУ и историю одной из воинских частей, размещённых в Подмосковье, в которой наши студенты — будущие офицеры одного из полевых факультетов (географы или геологи, не помню) проходили летнюю практику перед выпуском по военной подготовке. Заведующий кафедрой военной подготовки (генерал, Николай Николаевич Ефимов) пригласил ректора проехать с ним по ближним воинским частям, где размещались наши студенты, и ознакомиться с прохождением этой практики (т.е. образовательного процесса) на месте.

Обычно командиры частей, чтобы не рисковать и не попасть в нештатную ситуацию при демонстрации уровня подготовки по военной специальности, выбирали демонстрацию физической подготовки студентов (иногда и личного состава тоже) на спортплощадке. Сценарий выбирали попроще, чтобы не повредить кому-чего. Как правило, весь личный состав, кроме занятых на боевом дежурстве был построен, все офицеры также присутствовали в наличии, поскольку прибыл генерал с инспекцией, да ещё и с ректором МГУ в составе делегации. Была возможность блеснуть чем-нибудь и отличиться.

Упражнение на перекладине. К сожалению, в этот раз все студенты не блистали достижениями по физической подготовке и количество подтягиваний было маловато на душу студента-курсанта. После этой жалостливой картины наступила неудобная пауза, в течение которой имидж МГУ, как ведущего Университета страны, стремительно падал вниз. Надо было спасать ситуацию. От числа инспектирующих и местных офицеров отделился ректор в белой рубашке с коротким рукавом и при галстуке (как положено быть ректору) и подошёл к перекладине. Все подумали, что он будет что-то говорить, чтобы смягчить впечатление. А ректор взял и подтянулся 25 раз, в лёгкую! Затем сказал, что это нормальный результат для каждого, надо только немного потренироваться и он надеется, что студенты достигнут этого к концу практики. Неловкость была снята и командир дивизиона посмотрел с надеждой на местных офицеров, взглядом приглашая их повторить, а лучше превысить результат ректора. Но никто не бросился на «амбразуру» защищать честь родной воинской части и рекорд ректора МГУ, Рема Викторовича Хохлова, по сей день остаётся не превзойдённым, я думаю, не только в этой воинской части.

Кроме упомянутых выше утренних пробежек с силовыми упражнениями и альпинизма, область его спортивных увлечений была намного шире. Он блестяще владел техникой слалома и спусков с горных склонов (об этом лучше могли бы рассказать Саша Ковригин и Саша Портнягин, постоянные партнёры Рема Викторовича). Более того, Александр Ковригин «держал» склон с подъёмником для слалома в окрестностях реки Пахра и организовывал его подготовку к зимнему сезону командой, которая объединяла не только физиков из МГУ, но и из ФИАНА (Аркадий Грасюк, Иосиф Зубарев и др.).

После назначения Хохлова ректором МГУ он активно и деятельно поддержал инициативу Александра Ковригина по организации водно-лыжной секции на Пироговском водохранилище. Я там впервые «встал» на водные лыжи, а затем и на моно-лыжу после просмотра пируэтов, которые крутил Ковригин, почти профессионал. Однажды, при первой попытке «встать» на лыжи В. Платоненко не закрепился на них и показал нам, что законы физики универсальны, поскольку довольно долго глиссировал за катером на животе, упорно не отдавая фал. Без Рема Хохлова секцию удержать не удалось, но традиции водных лыжников сохранились среди физиков до наших дней, в ИОФ РАНе, например, на летнем отдыхе на базе на Волге.

Держать форму…

воскресные встречи в библиотеке физфака МГУ

Иногда, по воскресным дням, так получалось, что после наших утренних пробежек и обмена приветствиями с Ремом Викторовичем на спортивном комплексе МГУ мы встречались вновь через пару часов в читальном зале для аспирантов и преподавателей на физфаке. На входе в зал дежурный библиотекарь, Маргарита Арсеньевна или кто-то другой, как правило, справлялись с дружелюбным участием, не нужна ли помощь, консультация по поиску нужного источника. В эти утренние часы посетителей в зале было немного. Чаще всего мы были вдвоём в зале часов до 11-12 утра. Рем Викторович приходил ознакомиться с новыми поступлениями физических журналов как зарубежных, так и отечественных изданий, а также почитать реферативные журналы по разным направлениям его научных интересов на данный момент. Обычно он со стопкой журналов уходил во вторую половину зала, подальше от входа, чтобы не отвлекаться на вновь входящих и не отвлекать других своим присутствием.

Заметим, что Рем Викторович имел поступления новых журналов также и по линии единого библиотечного фонда как ректор. По-видимому, посещения читального зала позволяли максимально расширить информацию о каких-то работах и по другим источникам. В любом деле надо поддерживать хорошую форму, как он мне говорил иногда при встречах на утренних пробежках.

Встреча с сенатором США Эдвардом Кеннеди

Встреча ректора МГУ Р.В. Хохлова с сенатором США Эдвардом Кеннеди, последним из братьев, состоялась в МГУ. По-видимому, это была протокольная встреча по линии Правительства СССР и Хохлову Р.В., как депутату Верховного Совета СССР и ректору МГУ, а также вице-президенту Международной Ассоциации Университетов (МАУ) поручили обеспечить визит сенатора в МГУ, а также встречу со студентами и сотрудниками в актовом зале только что введенного в строй 1-го гуманитарного корпуса МГУ.

Я присутствовал в зале на этой встрече с сенатором Кеннеди. За 40 летний отрезок времени многое стёрлось из памяти, но некоторые моменты остались отчётливыми. Первое, что запомнилось, Хохлов общался с Кеннеди на английском языке напрямую, свободно и без переводчика, который был рядом и переводил их разговор, схваченный на лету и неполно, сопровождавшим официальным представителям. По выражению их лиц было заметно, что это не по их правилам, поскольку они много не понимали и не могли включить в отчёт о визите сенатора Кеннеди.

В ходе всей встречи и выступления Эдварда перед залом во всем отсутствовала пафосность и помпезность приёма, как это бывало часто ранее. Явно присутствовало благородство и чувство дистанции ректора МГУ (тогда уже и вице-президента Международной Ассоциации Университетов) и сенатора США умноженное на дружелюбие и простоту отношений. Я думаю, что организация этой встречи и процесс её проведения был показан в Кремле (как часть государственно визита сенатора в СССР по линии парламентских встреч) накануне встречи Хохлова Р.В. с секретарем Политбюро М.А. Сусловым в мае 1977г. перед восхождением на Пик Коммунизма (см. фильм «Последняя высота Рема Хохлова»). Могу допустить, что именно такая атмосфера проведения встречи с сенатором Э.Кеннеди позволила Суслову М.А. принять решение и предложить Хохлову Р.В. готовиться к избранию Президентом Академии Наук на выборах осенью 1977г. (решение об это уже было принято в ЦК КПСС) и, главное, на более высокую государственную должность, а именно Генерального секретаря КПСС (???!!! См. фильм «Последняя высота» и комментарий Богачёва Ивана).

Николас Бломберген на кафедре

будущий лауреат Нобелевской премии принимает экзамен на кафедре

Весной 1971г. к Р. Хохлову на кафедру «Волновые процессы» приезжал профессор Гарвардского Университета Николас Бломберген, один из основателей (вместе с Р.Хохловым и С.Ахмановым) нелинейной оптики, как нового направления лазерной физики. Визит не был экспромтом, а заблаговременно согласованным мероприятием. Заранее были вывешены объявления, что в Центральной физической аудитории физического факультета МГУ состоится публичная лекция проф. Н. Бломбергена по современным проблемам нелинейной оптики для специалистов и всех желающих. Николай Иванович Коротеев ассистировал проф. Бломбергену как переводчик некоторых сильно специальных терминов и частей его лекции. По отзывам слушателей, лекция удалась и была весьма интересной. Нашей студенческой группы выпускного курса кафедры на лекции, к сожалению, не было, но по уважительной причине: мы сдавали экзамен Л.В. Келдышу по курсу «Нелинейные взаимодействия и восприимчивости».

И вот тут, как выяснилось потом, без экспромта не обошлось. Кто-то из сотрудников кафедры, скорее всего Коротеев Н.И., напомнил Хохлову об этом экзамене. Р.Хохлов тут же предлагает Бломбергену проэкзаменовать кого-нибудь из нашей группы по теме спецкурса. Бломберген согласился при условии, что экзамен будет проходить на английском языке. Мы сидим в аудитории и готовимся к экзамену и ответу по полученным билетам. Открывается дверь и, неожиданно для всех, в аудиторию входят Хохлов, Бломберген и Коротеев. Рем Викторович, обращаясь к Келдышу Л.В., просит прощения за нарушение установленных правил присутствия посторонних на экзамене и разрешения Бломбергену принять экзамен у студента, который согласился бы сдавать экзамен на английском языке. Л.В. Келдыш согласился и вскоре отыскался доброволец: Семён Фельд. Бломберген взял на столе его зачётку, которую ему показал Келдыш Л.В. и присел за парту к С. Фельду. Этот экзамен был запечатлён на фото и зафиксирован в зачётке с подписью Бломбергена и оценкой 5!  К сожалению фото Семён потерял за эти годы и их можно только разыскать в архиве фотокора.   

Этот экспромт показывает стремление Р. Хохлова расширить контакты visit-профессора со студентами, сделать их более привычными для наших студентов и сотрудников. С другой стороны, это было наглядным примером неформального использования знания английского языка и его применения на практике, как стало почти обиходным в наше время.

Толерантность в «коммунальной квартире

Как упоминалось выше, с помещениями на вновь созданной кафедре, которая активно расширялась и увеличивалась вместе с новым научным направлением, всегда были проблемы, и места хронически не хватало. Этот фактор был настолько сдерживающим и препятствующим прогрессу освоения новых технологий и прорывных методов, что было принято решение на уровне СовМина СССР о строительстве отдельного здания, корпуса-института нелинейной оптики (КНО) на территории МГУ. Об этом несколько ниже.

Дефицит помещений заставлял мириться с теснотой не только в лабораториях (см. выше насколько была перегружена наша лаборатория в ком. 5-66 установками и сотрудниками), но и в кабинете заведующего кафедрой, уже тогда члена-корреспондента АН СССР Рема Викторовича Хохлова. В его комнате-кабинете с момента создания кафедры было три рабочих места (в обиходе «коммуналка»): стол заведующего Хохлова Р.В., его заместителя – Воронина Эдуарда Сергеевича и соратника – Ахманова Сергея Александровича. В этих условиях обсуждались разные научные и организационные вопросы при совместном участии и по отдельности по мере их поступления и присутствия посетителей. Так со слов Наташи Короленковой, которая в то время совмещала бухгалтера, плановика и экономиста-кадровика, ей приходилось обсуждать с Ворониным вопросы внебюджетного (хоздоговора) финансирования и зачисление-увольнение соисполнителей (всегда деликатные) на работу довольно продолжительное время. Присутствующий при этих обсуждениях Хохлов Р.В. занимался своими делами, как будто был в другой комнате. Такой пример толерантности и взаимопонимания весьма редко встретишь в наших реалиях.

Разработка новых направлений и прогресс в лазерной физике и нелинейной спектроскопии требовал новых мест для экспериментальных установок. О руководителях лабораторий и теоретиках никто и не говорил: где им работать? Кроме читального зала и семинаров, другого места не было. Частичная разгрузка произошла после разделения большой комнаты-ангара на 6-м этаже северного торца физфака на два этажа: внизу экспериментальные установки, вверху комнатки с низкими потолками – первые на кафедре посадочные места для теоретиков и С.А. Ахманова, который уже «не помещался» в кабинете Хохлова Р.В. для проведения встреч с визитерами и обсуждения работ с аспирантами и сотрудниками. Там же по инициативе С.А. Ахманова стали регулярно (раз в неделю) проводиться рабочие летучки, на которых «экспериментальные установки» телеграфно (сжато) докладывали о результатах, проблемах и планах. 

Реальная теснота и перегруженность не могли быть изменены кардинально в рамках физического факультета. Поэтому после назначения Рема Викторовича ректором он приложил большие усилия для принятия решения на уровне министерства о строительстве отдельного корпуса КНО (когерентной и нелинейной оптики) для кафедры «Волновых процессов» на территории МГУ по примеру корпуса кафедры низких температур.

К 1977г. общестроительные работы в основном объёме (стены, крыша, окна) были сделаны. До сдачи корпуса было ещё очень много работы, часть из которой пришлось выполнять студентам и сотрудникам физического факультета в мобилизационном режиме по линии партийного комитета физфака методом «народной стройки» (см. ниже) после трагедии с Р.В. Хохловым.

Отменённый решением ВАК и самовосстановленный Хохлов-оппонент

по докторской диссертации Пустовойта В.И. в 1972г.

           

            29 февраля 2016г. в нашем институте общей физики им. А.М. Прохорова РАН состоялся регулярный семинар, на котором академик РАН Владислав Иванович Пустовойт сделал блестящий доклад об открытии (первой регистрации) гравитационных волн (полностью двухчасовая лекция В.И.Постовойта «О гравитации» доступна на портале «Правмир» http://www.pravmir.ru). Неделю назад сообщение о первой регистрации гравитационных волн на двух интерферометрах Майкельсона в США, которая была осуществлена 14 сентября 2015г. и опубликована после многочисленных проверок на ошибку, взбудоражило весь научный мир, поскольку подтвердило их существование к 100-летию их предсказания А. Эйнштейном в 1916г. на основе его теории относительности. Повсюду начались публичные лекции (19.02.2016г. на физфаке МГУ и др.), поскольку вклад российских учёных из МГУ и РАН в это открытие и их участие в разработке и отладке интерферометров весьма значителен.

            Повышенный интерес (и интрига) к докладу на нашем семинаре определялся тем, что Владислав Иванович Пустовойт в 1962г., будучи аспирантом академика В.Л Гинзбурга, первыми вместе с Михаил Евгеньевичем Герценштейном (см.                     ЖЭТФ, март 1962г.) предложили новый способ регистрации гравитационных волн с помощью двух и более интерферометров Майкельсона и с использованием «лазеров» как источников света. Эта работа была задумана и сделана тогда, когда о лазерах слышали лишь немногие (поэтому авторы взяли слово лазер в кавычки) и все специалисты в области поиска и регистрации гравитационных волн  в то время работали над детектором-антенной Вебера на основе массивного алюминиевого цилиндра-резонатора.

            Здесь следует особо отметить тот факт, что Владислав Иванович не потерял интерес за прошедшие 54 года к теме регистрации гравитационных волн и самостоятельно разработал новый подход экспертизы зарегистрированного сигнала возмущения пространства в плечах интерферометра. Несмотря на солидный отрезок времени обработки (с 14 сентября 2015г. до 14 февраля 2016г.) результатов измерений, «очищения» сигнала от шума и поиска в банке расчётов нужного сценария (из нескольких сотен!) коллапса двух чёрных дыр, всегда остаются сомнения в истинности событий, которые регистрируются впервые в мировой истории. В этой ситуации новый подход к анализу уже опубликованных данных, которые доступны любому исследователю, дорогого стоит. Так вот, Владислав Иванович за прошедшую неделю после публикации цуга колебаний с чирпированной (нарастающей) частотой возмущения пространства вращающимися колоссальными массами (29 и 36 масс Солнца!), которые сближаются со скоростью более половины (!) скорости света вблизи момента коллапса, провёл расчёты на основе легко измеряемой величины процесса сближения до самого коллапса, а именно, длительности цуга колебаний ~170 миллисекунд. Его расчёты показали удивительное совпадение с длительностью периода колебаний в начале процесса с точностью до 0.3%. Таким образом, Владиславу Ивановичу удалось повысить вероятность того, что зарегистрированные возмущения пространства и времени являются результатом коллапса двух чёрных дыр с массами 29 и 36 масс Солнца.

            После доклада я подошёл к Владиславу Ивановичу с некоторыми частными вопросами по докладу и в процессе беседы мы как-то вспомнили о предстоящей годовщине 90-летия Рема Викторовича Хохлова. И тут академик Пустовойт В.И. вспомнил об интересном эпизоде, связанном с защитой его докторской диссертации в 1972г. и Хохловым Р.В., который был у него официальным оппонентом по диссертации. Ещё один яркий штрих к портрету Рема Викторовича Хохлова, но какой (см.ниже)!

Вспоминает академик РАН Владислав Иванович Пустовойт.

«В 1972г. я подготовил докторскую диссертацию «Теория распространения, усиления и генерации акустических волн в полупроводниках» к защите и обсудил с моим шефом по кандидатской диссертации, Гинзбургом Виталием Лазаревичем кандидатуры возможных оппонентов по диссертации. Гинзбург В.Л. предложил пригласить Хохлова Р.В., как высокоэрудированного и думающего физика. Рем Викторович познакомился с содержанием работы по автореферату и дал согласие быть одним из оппонентов. Однако, ВЛ сказал, что Рем Викторович весьма занятый человек и чтобы подстраховаться и не срывать защиту необходимо пригласить (на случай срочной замены Хохлова Р.В.) из МГУ еще одного кандидата в оппоненты, например, Сергея Александровича Ахманова. Так и было сделано.

Диссертация была успешно защищена на Ученом Совете ФИАНа, председателем которого в то время был Николай Геннадиевич Басов. Все документы были собраны и все необходимые материалы по процедуре защиты были переданы во Всесоюзную аттестационную комиссию (ВАК) для утверждения решения Ученого Совета.

Некоторое время спустя Ученый секретарь совета И.Н. Сисакян пришёл расстроенный и сказал мне, что он получил официальное письмо из ВАК, подписанное Ученым секретарем ВАК И.М.Вишняковым о том, что моя диссертация не может быть утверждена, поскольку один из моих оппонентов, а именно, член-корреспондент АН СССР Р.В. Хохлов является членом Президиума ВАК и не может быть оппонентом по диссертациям любого уровня. Я побежал с этим письмом к Гинзбургу В.Л. за советом: «Что делать?». Гинзбург В.Л., в присущей ему манере не возмущаться по пустякам, сказал: «Слава, делать нечего, надо защищаться, по-новой!».

Всем, кто проходил этот путь один раз, не захочется терять ещё год и массу денег на перепечатывание текста диссертации и автореферата на печатной машинке в 5-ти экз. Затем проходить мучительные испытания на получение разрешения на печать автореферата в «Главлите» с большим числом согласующих и утверждающих подписей и виз (в ФИАНе и вне него) на контрольном экземпляре. Представив всё это, я совсем загрустил и расстроился. Затем остыл немного и решил позвонить Хохлову Р.В. и пожалиться на ситуацию в ВАКе, о которой он мог и не знать.

Хохлов Р.В. попросил меня не волноваться понапрасну, а сначала дать ему разобраться в деталях. Он обещал мне позвонить через два-три дня. Действительно через несколько дней раздался звонок и он сообщил мне, что его права оппонента, отменённые ВАК неделю назад, уже восстановлены, поскольку он давал согласие быть оппонентом тогда, когда ещё не был избран в состав Президиума ВАК.  Хохлов Р.В. оказался точен: диссертация прошла установленный путь внутри ВАК и я получил открытку о том, что моя докторская диссертация утверждена и мне присуждена степень доктора физико-математических наук.»

Этот эпизод добавляет ещё один яркий штрих к портрету Рема Викторовича Хохлова, который гармонично (или, как говорят физики, синфазно) ложится на палитру оттенков личных встреч, описанных выше. 

Покорённые вершины и прерванные траектории ….

Умысел??? Или —  халатность….

Много вершин в прямом и переносном смысле успел покорить Рем Викторович Хохлов за свои полвека жизни (см. Л.И. Девяткова, «Академик Р.В. Хохлов — ректор Московского университета», Изд-во МГУ, 2005 г.). Вот неполный их перечень уже достаточно представительный, чтобы охватить масштаб его личности:

1961-62гг. – «метод Хохлова» (или укороченные уравнения Хохлова и принцип медленно меняющихся амплитуд);

1964г. – первая в мире книга по основам нелинейной оптики совместно с С.А. Ахмановым: Ахманов, С.А., Хохлов, Р.В. Проблемы нелинейной оптики (электромагнитные волны в нелинейных диспергирующих средах), 1962-1963 / АН СССР, Ин-т науч. информ. — М., 1964. — 294, [1] с. — (Итоги науки)

1966г.–  в 40 лет — чл.корр АН СССР;

1969г. – уравнение Хохлова-Заболоцкой в нелинейной акустике (см. О.В. Руденко, «К 40-летию уравнения Хохлова-Заболоцкой», Акустический журнал, 56(4), 452-462, 2010г.);

1970 – лауреат Ленинской премии СССР вместе с Ахмановым С.А.;

1973 – ректор МГУ;

1974 – в 48 лет — академик АН СССР;

Член Президиума АН СССР, вице-президент АН СССР ;

1976 – вице-президент Международной Ассоциации Университетов;

— депутат Верховного Совета СССР, член ЦК КПСС и ревизионной Комиссии ЦК,

— КМС по альпинизму, покорённые 7-тысячники, кроме «Пика Коммунизма», на котором преодолел отметку высоты 7200м (см. фильм);

— добился отмены решения председателя КГБ об аресте издания учебника (арест и изъятие были произведены непосредственно в типографии издательства МГУ) профессора права юридического факультета МГУ Кудрявцева и последующего возврата арестованного издания назад, в издательство. Факты покорения подобной вершины кем-либо ещё у нас в стране мне неизвестны. Есть ли они в истории КГБ?

Но «…не дожить, не допеть, не успеть!…» — трагедия в горах (или оплошность врачей в Москве?) прервала многие траектории его жизненного пути:

  • из рассказа Ивана Богачёва, руководителя группы последнего восхождения на Пик Коммунизма с участием Хохлова Р.В. (см. фильм к 80-летию Хохлова Р.В., «Рем Хохлов. Последняя высота» ru.wikipedia.org/wiki/Хохлов,_Рем_Викторович…). Богачёв И., как сопровождающий, возвращался с Хохловым (которого эвакуировали срочно по решению ЦК КПСС) вместе из г. Душанбе () в Москву (близко к тексту):

«во многом неясно, как Р.В. Хохлов, — которого «оживили» и поставили «на ноги» медики в Душанбе (подняли давление крови и смягчили последствия переохлаждения бронхов), который самостоятельно побрился утром перед полётом в Москву, самостоятельно поднялся по трапу в салон ИЛ-18 и 4 часа полёта разговаривал со мной – умер через 3 дня после прилёта в Москву, в кремлёвской клинике на Ленгорах, оснащённой самым современным оборудованием и персоналом?»  

  1. — В то же время, известно, что выжил участник этой группы восхождения на Пик Коммунизма Андрей Мигулин, у которого на участке покорения вершины случилось обострение язвенной болезни с прободением и перитонитом, как выяснилось позже. После эвакуации Хохлова вертолётом с 6000 м, а затем в клинику г.Душанбе, спасатели спустили Андрея на промежуточную скалу «Верблюд». Далее по ребру «Буревестник» он должен был идти сам со страховкой спасателей. Он мобилизовал все силы и прошёл это ребро. Затем спасатели спустили его в международный лагерь на отметке 4000м. Здесь, на поляне Сулоева, Мигулину срочно была сделана операция по резекции желудка. Операция проводилась в палатке в полевых условиях двумя нашими хирургами (Свет Петрович Орловский и Алексей Шиндяйкин) подручными средствами и с нестандартным освещением (см. отчёт Фаддеева Михаила Андреевича и Куватова Геннадия Дмитриевича об экспедииции на Памир в 1977 г.; http://www.alpnn.com/otchety/490-pamir77.html)
  2. — Иван Богачёв поведал в этом фильме, что Хохлов Р.В. рассказал ему за время полёта о вызове в ЦК КПСС (май 1977г.) к Суслову М.А. и содержание беседы с Сусловым, которая была весьма продолжительной (около 2 часов) и важной. Суслов проинформировал Хохлова, что Политбюро ЦК решило рекомендовать его кандидатуру на пост Президента Академии Наук СССР этой (1977г) осенью (прерванная траектория);
  3. — более того, Суслов М.А. упомянул, что обсуждается и другой, более высокий для него пост государственной службы (ещё одна прерванная траектория)
  4. — известный факт, что Н. Бломберген (Гарвардский университет, США), один из основателей нелинейной оптики (как и Хохлов Р.В.), был удостоен Нобелевской премии по физике в 1981 г., даёт основание полагать, что Хохлов Р.В. мог бы быть номинирован на нобелевскую премию — тоже (прерванная траектория);
  5. — врачебная оплошность, ошибка или….? Вызывает вопросы решение об экстренной эвакуации Хохлова из клиники Душанбе в Москву. Рассуждения Ивана Богачёва (см. фильм) о том, что переливание крови Хохлову было преступной ошибкой, обоснованы не «информационной составляющей крови (Богачёв И.)», а тривиальным насыщением её эритроцитами (с повышенным потреблением и «сжигания» кислорода) в горах, что хорошо известно и используется спортсменами при тренировках в горах. Хорошо известно также (не только врачам), что концентрация эритроцитов на большой высоте и скорость обменных процессов возрастает настолько, что человек худеет, несмотря на постоянное кормление в течение недель после спуска с гор. В этой ситуации замена этой высокогорной крови на равнинную неминуемо приведет человека к смертельному исходу. Например, от гипоксии, недостатка доставки кислорода всем органам и, в первую очередь, мозгу, работающиму ещё в режиме высокогорья десятки дней даже после медленного спуска, а не аварийного, на вертолёте, как было с Ремом Хохловым.

Корпус нелинейной оптики (КНО МГУ) им. Р.В. Хохлова

Память о Реме Викторовиче

         

                                       «Я памятник себе воздвиг нерукотворный,

                                         К нему не зарастёт народная тропа.»

                                                                                         А.С. Пушкин

Эта строфа А.С. Пушкина применима и к Р.В. Хохлову. Более того, первую строку можно записать охватнее: «Я памятник себе воздвиг не/рукотворный….», поскольку корпус нелинейной оптики им. Р.В. Хохлова физфака МГУ с его бюстом в вестибюле (в котором размещён и барельеф С.А. Ахманова тоже) есть монументальный и рукотворный памятник. И воистину: «К нему не зарастёт народная тропа…», поскольку каждый день десятки студентов, преподавателей и сотрудников, иностранных гостей МГУ и докторантов, а также иногда и ректор с правительственными чинами входят в вестибюль (к Р. Хохлову и С. Ахманову), затем повторно встречаются с ними на их портретах в конференцзале КНО (о памятнике нерукотворном…, ментальной памяти, остановимся ниже).

Несомненно, что энергия и усилия ректора академика Р.В. Хохлова, направленные на принятие решения Правительства и министерства образования СССР о строительстве корпуса нелинейной оптики (КНО) физфака МГУ, были ключевыми. Очевидно, что в ректорате лежал список и других претендентов на расширение площадей, но положение физиков по развитию нового направления — квантовой электроники и нелинейной оптики — в стеснённых условиях было, по-видимому, самое отчаянное. Поэтому взвешенное решение ректората было принято в пользу строительства КНО. Первая половина строительства КНО (до 1977г.) шла по плану-графику. После трагической смерти Р.В.Хохлова (8 августа 1977г.) мы осиротели и остались без главного аргумента (академика, ректора и депутата Верховного Совета страны) в контактах с бюрократией всех рангов. Ситуация с КНО резко изменилась ещё и в связи с мобилизацией всех строителей столицы на завершение спецобъектов (посольства и т.п.) и олимпийских объектов предстоящей летней Олимпиады-1980г. В память о Хохлове нам пошли навстречу, стройку корпуса не заморозили, но «остудили» сильно: оставили на стройке по 2-4 специалиста по разным направлениям при условии, что мы обеспечим их неквалифицированными работниками (студентами и сотрудниками физфака) для выполнения простых, но необходимых операций: подноска раствора, кирпича, бетона, засыпка, очистка помещений от строительного мусора и т.п. (см. главу В.К.Новика о КНО в книге к 50-летию кафедры «Волновые процессы»). Особенно эта ситуация обострилась в конце 1979г. Тогда многие объекты, не достроенные до уровня отделочных работ, консервировались на неопределенные годы до появления финансирования уже после олимпиады.

          Народная стройка. Многое о народной стройке можно узнать из повествования (см. главу о КНО) начальника штаба содействия строительству КНО Новика В.К. Хотелось бы отметить, что в ходе строительства методом «народной стройки» с 1977 по 1980 гг. были различные ситуации, некоторые весьма критические. Так, например, в ночное дежурство нашего сотрудника Леонида Семёновича Телегина на КНО случилось ЧП в бойлерной в подвале корпуса, на вводе горячей воды (температура перегретой воды под давлением несколько атмосфер могла доходить до 150 0С). Разрушилось уплотнение между фланцами труб и кипяток стал стремительно наполнять помещение бойлерной. Л. С. Телегин принял единственно правильное решение в этой ситуации – максимально быстро закрыть задвижку ввода горячей воды в корпус. Чтобы не свариться живьём, он отказался от мысли пробиться в полной темноте к задвижке внутри бойлерной. Зная по памяти расположение задвижек (впоследствии его назначили главным инженером КНО), он снаружи разбил полуокно в бойлерную (оно расположено на уровне земли), опустил вниз доску, которую наощупь направил на ось ворота задвижки. Затем, опираясь на эту доску, как платформу, другой доской стал (также наощупь) медленно закрывать задвижку, уменьшая приток воды, насколько ему удалось. И только потом, когда бойлерная несколько остыла, ему удалось закрыть задвижку плотнее вручную.

Мне, как члену штаба, также приходилось самостоятельно решать ряд различных проблем, которые мне поручали С.А.Ахманов и В.И. Новик. Наиболее кульминационной из них была недельная «эпопея»: отмена в ноябре 1979г. проекта (и остановка всех работ) по разводке газовых труб из-за принципиальных ошибок в проекте; разработка нового проекта; его утверждение трестом «Мосгаз», который принимал все здания в Москве в эксплуатацию. Драматизм ситуации определялся недостатком времени и, одновременно, необходимостью закончить и сдать «Мосгазу» разводку труб газа до конца 1979г., чтобы КНО включили (по объёму освоенных средств и готовности здания к отделке) в список объектов для сдачи в год Олимпиады 1980г. в Москве.

Удивительно, но мне удалось придумать и предложить свою оригинальную и простую в реализации схему разводки газа, убедить в её применимости руководителя отдела «Мосгазпроекта», Людмилу Александровну Собелевскую. Её отдел (16 проектировщиков) планово разрабатывал ранее проект разводки газа в течение 6-ти месяцев и допустил принципиальные, неприемлимые ошибки. Далее нам (вместе с ней) удалось утвердить эту схему у руководства «Мосгазпроекта» и только затем получить разрешение начальника треста «Мосгаза» Крамера В.Н., которого я привез вместе с Л.А. Собелевской на такси непосредственно в КНО. (Это было самое сложное, поскольку его приёмная была заполнена прорабами и начальниками строительства других, не менее важных объектов в Москве, которые стремились сдать их («по газу») до Нового года. Крамер В.Н. не стал подписывать проект в кабинете, а решил лично убедиться в безопасности предложенной мною схемы разводки газа на месте. Прибыв на место, он осмотрел весь корпус КНО от подвала до чердака, технические коридоры и подписал «наш» проект на подоконнике в КНО с разрешением на монтаж ровно через неделю (с пятницы по пятницу) после закрытия прежней версии проекта.

Это был рекорд производительности труда в непрофильной мне области деятельности, который позволил быстро смонтировать газовые трубы, приблизить корпус к началу отделочных работ и способствовать принятию решения о сдачи корпуса физфаку МГУ «под ключ» в первой половине 1980г.

Памятник нерукотворный, ментальный. Очевидно, что студенты и сотрудники физфака МГУ, участники «народной стройки» КНО, сотрудники строительного отдела МГУ, сопровождавшие строительство, которые отдали строительству КНО несколько дней (кто-то больше) личного времени, вспомнят в подходящем случае о своём вкладе в завершение стройки корпуса нелинейной оптики им. Р.В. Хохлова МГУ. Несомненно, что более значительная часть людей, которые помнят Р.В. Хохлова – это его ученики и специалисты, сформировавшиеся на его научных работах о физике волновых процессов и явлениях в нелинейной оптике. Цитирование результатов научного наследия Хохлова Р.В., опубликованных в многочисленных изданиях, является одной из составляющих нашей ментальной памяти о нём и его вкладе в мировой банк знаний. Конечно, не все опубликованные в разное время работы Р.В. Хохлова одинаково доступны в электронной версии, поэтому неоцифрованные статьи менее доступны и реже цитируются специалистами. Но иногда встречается немотивированная избирательная забывчивость профессиональных лекторов хорошо известных фактов на публичных выступлениях (приглашённых докладах на международных конференциях). Подобное пришлось мне наблюдать на широко известной регулярной четвёртой Европейской конференции по нелинейной оптике (EUROPEAN CONFERENCE ON NON-LINEAR OPTICAL SPECTROSCOPY, ECONOS -2005 в университете г.Оксфорда, Великобритания), которая была посвящена 40-летию нелинейной спектроскопии четырёхволнового смешения, более известной как CARS (Coherent Anti-Stokes Raman Spectroscopy).

Работу конференции открыл приглашённый обзорный доклад пожилого профессора университета Оксфорда (D.A. Greenhalgh), специалиста по лазерам и нелинейной оптике. Судя по возрасту профессора и содержанию доклада можно заключить, что он, скорее всего, лично встречался прежде на конференциях с нобелевскими лауреатами А.М.Прохоровым, Г.Н. Басовым и Ч.Таунсом, а также с основателями нелинейной оптики- Р.В. Хохловым, С.А. Ахмановым и Н. Бломбергеным. Однако в первом разделе о лазерах, которые обеспечили развитие нелинейной оптики, он забыл упомянуть А.М.Прохорова и Н.Г. Басова как лауреатов нобелевской премии совместно с Ч.Таунсом, которого он назвал и включил в презентацию. Затем в следующем разделе о принципах нелинейной оптики он также забыл сказать о вкладе Р.В. Хохлова и С.А. Ахманова в её развитие, монография которых была опубликована на год ранее монографии Н.Бломбергена, которую упомянули. Более того, в ходе доклада основного раздела о развитии четырёх-фотонной спектроскопии смешения волн, которая была продемонстрирована Майкером и Терхьюном в 1965г., была, однако, «забыта» статья С.А.Ахманова с соавторами о реальном эксперименте с источником перестраиваемой оптической частоты на параметрическом генераторе света (см. выше), которая была опубликована ранее на 4 месяца статьи Н.Бломбергена с соавторами, которую докладчик представил в презентации. На мой вопрос докладчику, почему в ведущем университете страны (Великобритания с ёё традициями) в обзорном докладе в присутствии большого числа студентов, помимо участников конференции, нарочито и многократно продемонстрирована такая специфическая (к вкладу российских физиков в мировую науку) и избирательная забывчивость, прозвучали только извинения.

Этот пример показывает, насколько уязвима ментальная память («нерукотворный памятник…») и она нуждается в поддержке прямых и последующих учеников Р.В. Хохлова и С.А. Ахманова. Здесь уместно отметить, что на этой юбилейной конференции был сделан доклад от лаборатории Алексея Бункина из ИОФ РАН (одного из первых учеников Н.И. Коротеева и. соответственно, Р.В. Хохлова) о фундаментальном явлении, обнаруженном с помощью низкочастотной спектроскопии четырёхволнового смешения, а именно, о свободном вращении молекул воды в объёме как в газе. Более того отдельно были идентифицированы линии орто и пара-спиновых изомеров Н2О (A.F.Bunkin, A.A.Nurmatov, S.M.Pershin and A.A. Vigasin, Four-Photon coherent spectroscopy of orientational motion of H2O molecules in liquid water, J. of Raman Spectrosc. 2005; 36: 145- 147.) Позднее, в 2008г. этот результат был подтверждён другими методами (Hiroyuki Yada, Masaya Nagai, Koichiro Tanaka, Origin of the fast relaxation component of water and heavy water revealed by terahertz time-domain attenuated total reflection spectroscopy, Chemical Physics Letters 464,  166–170 (2008)).

Таким образом, представленный портрет из личных встреч с академиком Ремом Викторовичем Хохловым и других эпизодов его жизни, конечно, не является полным и непрерывным из-за дискретности таких встреч. Тем не менее, в нём проявились, всеми узнаваемые, черты его характера: широта кругозора и научных интересов, внимательность и чуткость к окружающим и высокая требовательность к себе, целеустремлённость и концентрация воли в достижении результата (см. возврат арестованного издания учебника).

Мы помним.

 

 

Ревенко Валерий, выпускник физического факультета 1970 года,  староста группы волновых процессов. В настоящее время с.н.с. в АО «НИИ технического стекла им. В.Ф.Солинова», г. Москва, к.ф.-м.н., доцент.

 

 

 

 

 

 

 

Мои воспоминания о Хохлове Реме Викторовиче

Я был старостой начальной 113 группы и старостой группы после распределения на кафедру волновых процессов. В этой группе было несколько молодых студентов, которые по разным причинам запустили учёбу. Встал вопрос о их отчислении. Р.В. вызвал меня однажды как старосту и спросил моё мнение о них. Я сказал, что они молодые и ещё смогут взяться за ум и наверстать упущенное. Кого-то удалось отстоять, кого-то нет.

У меня о Р.В. Хохлове (он тогда был заведующий кафедрой волновых процессов) сложилось мнение как об очень умном и в то же время мягком человеке. Когда я пришёл к нему в кабинет, он встал из-за своего Т-образного стола, подал мне руку и сел рядом со мной на диванчике. Разговаривал как с равным. Никакой заносчивости, никакого чванства. В студенческой среде он пользовался большим уважением.

В.Ревенко

 

 

Ицхоки Ирина, выпускница физфака МГУ 1970 года, закончила кафедру нелинейной оптики и волновых процессов. Работала в НИИ «Полюс» научным сотрудником и там же преподавала нелинейную оптику на базовой кафедре Физтеха и ещё в разных ВУЗах. К.ф.м.н., автор нескольких статей по теории нелинейной оптики в Энциклопедии Электроники. Редактор и переводчик научно-популярных книг по физике. В настоящее время преподаёт математику в Russian School of Math в США.

 

Неформальные воcпоминания

С Ремом Викторовичем Хохловым я не была близко знакома, просто училась на кафедре, которой он в те годы заведовал. Я знала его прежде всего как корифея нелинейной оптики, автора самой первой и практически единственной монографии по теории нелинейной оптики, которая была моей настольной книгой в годы работы над диссертацией по теории параметрических генераторов света. Однако теперь, по прошествии многих лет, когда о Реме Викторовиче говорят как о выдающемся ректоре Университета, крупном ученом с мировым именем, я вспоминаю несколько эпизодов совсем другого характера.

Это было уже после окончания МГУ, когда мы с друзьми-физиками (в основном физтеховцами) катались на горных лыжах в Цахкадзоре и увидели наших выдающихся ученых – Рема Викторовича Хохлова и Сергея Адександровича Ахманова. Как простые смертные они стояли в очереди на подъемник, а потом мы с интересом наблюдали, как они плавно спускались на лыжах в «профессорском стиле» (это я так назвала их манеру езды, в отличие от стиля катания наших мальчиков, которые гоняли напропалую). Помню, что я набралась смелости, подъехала к профессорам, представилась и попросила разрешения сделать фотографию (тогда мобильных телефонов не было и сфотографировать незаметно было непросто). Эта фотография, как и портрет Рема Викторовича, доставшийся мне от моего научного руководителя, а также несколько снимков с конференций по нелинейной оптике, хранятся у меня дома как свидетельства моих неформальных отношений с Р.В.

И еще одно вопоминание. На турбазе московского Дом Ученых (по-моему, это было на озере Свента в Литве) я познакомилась с Еленой Михайловной Дубининой. Мы с ней разговорились, и я узнала, что она работает на физфаке, а ее муж – ректор МГУ Рем Викторович Хохлов, причем в это время он находится на восхождении где-то в горах Узбекистана. До сих пор вспоминаю телеграмму, которую Р.В. прислал жене, чтобы она не волновалась: «Сижу в фанзе, пью чай».

И.Ицхоки

 

 

В заключение я предлагаю посмотреть фильм о Реме Викторовиче Хохлове:

РЕМ ХОХЛОВ. ПОСЛЕДНЯЯ ВЫСОТА

В фильм включены воспоминания о Реме Хохлове, использованы документальные кадры и любительская съемка в горах, а также не публиковавшийся ранее архив семьи.

В 2007  году фильм был награжден призом IV Всероссийского телефестиваля научно-образовательных и просветительских программ «Разум. XXI век» в категории за лучший фильм-портрет ученого.

 

 

ЗУБОВ ВИКТОР ГЕННАДИЕВИЧ
(1914 – 1982) 

К 95-летию со дня рождения

9 февраля 2009 года исполнилось бы 95 лет замечательному педагогу, профессору кафедры общей физики, участнику Великой Отечественной войны, орденоносцу – Зубову Виктору Геннадиевичу.
Виктор Геннадиевич родился в 1914 году в г. Иваново. С 1932 до 1935 год он обучался на рабфаке при Московском университете. В 1935 г., закончив рабфак, Виктор Зубов становится студентом физического факультета МГУ. Занимался он на физфаке блестяще, был сталинским стипендиатом. В 1940 году он заканчивает учебу на кафедре физики колебаний и получает диплом с отличием. С 1 сентября того же года Виктор Геннадиевич зачисляется в аспирантуру физического факультета, его научным руководителем  назначается проф. С.Э.Хайкин.
22 июня 1941 г. прогремели первые залпы Великой Отечественной войны. Мирная жизнь кончилась. В первые же дни июля 1941 г. из москвичей-добровольцев начали создаваться дивизии Народного ополчения (ДНО). Организацией народного ополчения на физфаке МГУ занималось партийное бюро факультета, секретарем которого был в то время аспирант Т.К.Глазунов, а заместителем секретаря по оргработе – аспирант В.Г.Зубов.
Более 120-ти физфаковцев, выразивших желание записаться в ополчение, стали бойцами 8-й Краснопресненской ДНО (в сентябре 1941г. эта дивизия стала кадровой и называлась “8-я стрелковая дивизия”). В.Г.Зубов прошел путь от рядового бойца до инструктора политотдела дивизии.
В первых числах октября 1941г. 8-я стрелковая дивизия вела ожесточенные бои с мотомеханизированной немецко-фашистской дивизией в районе Ельни. Силы были не равными. Танки противника, устремясь в тыл дивизиям ополченцев, замкнули кольцо окружения в районе Вязьмы. Одним из отрядов, вышедших с боями из окружения, командовал В.Г.Зубов. Во время этой операции он был тяжело ранен в ногу, и ополченец А.С.Аникеев (в мирное время – ассистент физического факультета МГУ) нес его на спине почти 2 километра до самолета, который, забрав раненых, доставил их в армейский госпиталь.
По выписке из госпиталя В.Г.Зубов уезжает на Закавказский фронт. С мая 1942г. по ноябрь 1944г. он, в должности инспектора политотдела ВВС, участвует в боях по обороне и освобождению Кавказа.
В конце 1944г. В.Г.Зубов был направлен на преподавательскую работу в Военно-Воздушную академию (ныне – им. Ю.А.Гагарина). В 1946г. он демобилизовался из армии в звании майора и вернулся на физический факультет МГУ, где начал работать в должности старшего преподавателя кафедры общей физики.
Вскоре, помимо обычной педагогической работы на кафедре, В.Г.Зубов занялся большой общественно-организационной деятельностью в масштабе всего университета. Уже на второй год после своей демобилизации из армии он был избран председателем профкома МГУ. В период могучей стройки на Ленинских горах (1949 – 1953г.г.) В.Г.Зубов выполнял обязанности проректора по строительству новых зданий Университета.
По окончании строительства в 1953г. развертывается большая работа на физическом факультете. Виктор Геннадиевич назначается заведующим общим физическим практикумом, и на его плечи ложится немалый труд по организации этого важнейшего раздела обучения студентов в новом здании физического факультета. Начиная с 1958г., в течение нескольких лет он работает заместителем декана факультета по научной работе.
В то же время В.Г.Зубов не бросает прерванной войной научной работы. Он подготовил и с успехом защитил в 1956г. кандидатскую диссертацию “Исследование динамических упругих свойств кварца”, а уже в 1963г. – докторскую диссертацию на тему: “Об особенностях изменения свойств кварца вблизи α-β перехода и при облучении нейтронами”. В этом же году он был избран профессором кафедры общей физики.
Обладая незаурядным педагогическим даром, Виктор Геннадиевич очень увлекательно и увлеченно вел семинары и практические занятия со студентами-физиками; мастерски читал лекции по курсу общей физики, четко формулируя мысль, точно раскрывая суть излагаемого материала. При этом он сам настолько увлекался, что своей удивительной энергетикой заряжал слушателей, полностью овладевая их вниманием и пробуждая глубокий интерес к физической науке.

https://phys.msu.ru/rus/about/sovphys/pics/59-11.files/2009-1-fig01.JPG
Особой областью педагогической деятельности В.Г.Зубова была работа со старшеклассниками, поступающими на физический факультет. Многие годы он читал для них лекции по школьному курсу физики, вел специальные семинары по решению задач, по обсуждению этих решений. При этом он стремился выработать у изучающих физику навыки аналитического мышления.
Необыкновенное признание и популярность среди абитуриентов приобрело учебное пособие для самообразования “Задачи по физике”, написанное В.Г.Зубовым совместно с преподавателем кафедры общей физики В.П.Шальновым. Этот задачник переиздавался одиннадцать раз! Последнее издание было в 1985г., когда авторы этого учебного пособия уже ушли из жизни.
В 1966г. В.Г.Зубов был избран членом Академии педагогических наук СССР, а вскоре и вице-президентом этой академии.
В.Г.Зубов задумал и начал осуществлять план создания цикла учебников для средней школы – “Начала физики”. В 1976г. увидел свет его экспериментальный учебник для 8-го класса “Физика-8” (Механика); в 1982г. – пробный учебник “Физика-9” (Электромагнитные явления). К сожалению, преждевременная кончина В.Г.Зубова не позволила завершить этот его замысел.
Большое внимание уделял академик В.Г.Зубов проблемам педагогики, развития науки и культуры в нашей стране, а также вопросам распространения за рубежом советского опыта преподавания физики в средних и высших учебных заведениях. В частности, с этими вопросами были связаны его заграничные командировки во Францию, Афганистан, Бирму и др. страны.
В.Г.Зубов – автор более 80-ти опубликованных научных работ, посвященных исследованию различных физических свойств кварца –  кристалла с удивительным набором и сочетанием параметров, позволяющих использовать этот минерал в широчайших областях науки и техники.
В.Г.Зубов возглавлял одну из научных лабораторий кафедры общей физики. Под его руководством десять его учеников защитили кандидатские и два – докторские диссертации.
Боевые заслуги ветерана Великой Отечественной войны майора В.Г.Зубова были отмечены орденом Красной Звезды, медалями “За оборону Москвы”, “За оборону Кавказа”, “За победу над Германией” и пятью юбилейными военными медалями.
За значительные успехи в научно-педагогической деятельности, за активную общественную, организационно-политическую работу академик В.Г.Зубов был награжден двумя орденами “Знак Почета”, а также медалями “За трудовую доблесть”, “За доблестный труд в Великой Отечественной войне”, “Ветеран труда”.
Мужественный воин, видный ученый и педагог, человек необычайно отзывчивой и умной души, Виктор Геннадиевич Зубов скоропостижно скончался 15 июля 1982 года. Видимо, даже его волевая и необыкновенно деятельная натура не смогла справиться с огромным напряжением тех забот, которыми он сам безоглядно нагружал свое сердце. Он умер внезапно. От инфаркта. Ему было всего лишь 68. 9 февраля 2009 года Виктору Геннадиевичу исполнилось бы 95.
Память об этом замечательном человеке, ярком педагоге и ученом будет всегда жить в сердцах тех, кому выпало счастье знать Виктора Геннадиевича и трудиться рядом и вместе с ним.

Доцент кафедры общей физики В.С.Никольский,
      научн. сотр. кафедры общей физики Т.М.Глушкова

 

ФУРСОВ ВАСИЛИЙ СТЕПАНОВИЧ (1910—1998)

Декан: 1954—1989

Родился 14 января 1910 г. в г. Липецке в многодетной рабочей семье. В 1927—1931 гг. учился на физико-математическом факультете МГУ. Ученик С.И. Вавилова и В.Л. Левшина. В 1941 г. был призван в армию, участвовал в боях на Калининском фронте. В связи с началом работ по атомному проекту был отозван из армии и переведен в Лабораторию №2 (впоследствии — Лаборатория измерительных приборов ЛИПАН), возглавляемую И.В. Курчатовым. Занимался совершенствованием ускорителей быстрых частиц, был автором первых теоретических работ по разработке графита и урана для создаваемого реактора Ф-1. Заместитель И.В. Курчатова по новым уранграфитовым реакторам, строившимся в Челябинске-40, Томске-7 и Красноярске-26. Доктор физ.-мат. наук (1954).

На посту декана факультета В.С. Фурсов зарекомендовал себя твердым поборником закона, установленных правил и традиций. Он требовал от сотрудников ответственного отношения к порученному делу, добивался четкого порядка во всех сторонах жизни факультета. Весь свой незаурядный талант организатора Василий Степанович отдавал делу совершенствования учебного процесса, созданию новых и расширению существующих научных лабораторий. Награждён двумя орденами Ленина, четырьмя орденами Трудового Красного Знамени и орденом Знак Почёта. Лауреат трёх Сталинских премий и премии Совета Министров СССР.

 

КРИВЧЕНКОВ ВЛАДИМИР ДМИТРИЕВИЧ (1917-1997)

В историю физического факультета Владимир Дмитриевич вошел как блестящий лектор и педагог, широко эрудированный, влюбленный в физику, эмоциональный и артистичный в самом высоком смысле этого слова.

Владимиру Дмитриевичу Кривченкову посвящена книга И. М. Сараевой, Ю. М. Романовского, А. В. Борисова из серии «Выдающиеся ученые физического факультета МГУ, Выпуск XII», которую я полностью привожу на нашем сайте. Эта книга составлена из воспоминаний его учеников и друзей, учившихся
на физическом факультете в разные годы. Часть воспоминаний наших однокурсников, не вошедших в книгу, дополнят этот замечательный сборник.

 

Ирина Ицхоки, к.ф.м.н., наша однокурсница о В.Д. Кривченкове:

Владимир Дмитриевич читал на нашем потоке лекции по квантам, мы очень боялись экзамена, потому что, как говорил один из моих однокашников, «квантовая механика мыслит категориями».

Когда все было успешно сдано, я поехала отдыхать на турбазу Дома Ученых в Пицунду, где рядом, в нескольких километрах, был студенческий лагерь МГУ. И вот как-то я стою на балкончике нашего дома на берегу и вижу двух тара-туру-туристов с рюкзачками. В одном из этих туристов  я узнала профессора Кривченкова.  Помахав туристам ручкой сверху или покричав что-то, уж не помню, как, но, в общем, мне удалось привлечь их внимание, так что они остановились. Вот так мы и познакомились с Владимиром Дмитриевичем и его сыном Игорем, которому тогда было лет 12 – 13.

В это же время там же на пляже (уж не помню каким образом) нарисовались Света Пистрякова и Леша Антипов (наверное, пришли в гости из лагеря МГУ), о чем свидетельствует фотография, помещенная в книге о Владимире Дмитриевиче. 

База отдыха Дома ученых в Пицунде. Июль 1968 г. Cлева направо: В.Д., Леша Антипов, Света Пистрякова, Ирина Ицхоки, Саша Сахаров

Мы с Владимиром Дмитриевичем с тех самых пор крепко подружились, и эта многолетняя дружба для меня была необыкновенно интересной, поскольку таких интересных людей, как наш профессор, я в своей жизни до этого не встречала. Кроме его рассказов о старой Москве и путешествий по местам его детства в районе Петровского Парка, где я тогда жила, катания на беговых лыжах, я вспоминаю нашу летнюю поездку в Крым – Новый Свет – в год холеры в Одессе.

На турбазе Клуба ученых МГУ в Новом Свете. Владимир Дмитриевич, Ирина Ицхоки
(ученица В. Д.) и сын Владимира Дмитриевича Игорь. 1969 г.

 Владимир Дмитриевич объяснял мне, что нужно делать, чтобы не заболеть: пить кислое сухое молодое крымское вино, которое нейтрализует все бактерии.  Благо Завод Шампанских вин находился в Новом Свете.   

 

krivchenkov-book-r

 

ШИШКИН  АЛЕКСАНДР  АЛЕКСАНДРОВИЧ

Шишкин Александр Александрович

Место в рейтинге преподов:  50 (всего мест: 404)
Рейтинг: +15
Средняя доброта: -1.7   http://www.dubinushka.ru/images/sinfo_16.gif
Средняя халявность: -3.9   http://www.dubinushka.ru/images/sinfo_16.gif
Средняя понятность: +2.4   http://www.dubinushka.ru/images/sinfo_16.gif

А.А.Шишкину присвоено почётное звание «Заслуженный преподаватель университета». За заслуги в области образования награждён знаком «Почётный работник высшего профессионального образования Российской Федерации». Также ему вручена Премия имени М.В. Ломоносова за педагогическую деятельность. 

 

С первых наших дней учебы ходили слухи о страшном Сан Саныче. О Шишкине рассказывали страшилки и анекдоты и продолжают рассказывать их до сих пор. Вот только некоторые из них:

Звонят с Биофака на Физфак:
-Тут ваш Шишкин попал в бассейн с нашими крокодилами
А им отвечают:
— Ваши крокодилы вы их и спасайте!!!

Принимают экзамен Шишкин и Поздняк. Каждый взял по студенту, озадачили, вышли покурить.
П.: — Ну как твой?
Ш.: — Всё знает. А твой?
П.: — Ничего не знает.
Зашли, опросили, взяли зачетки, написали. Вышли снова покурить.
Ш.: — Ну ты своему что поставил?
П.: — Три
Ш.: — Он же ничего не знал?!
П.: — Математика большая, что-нибудь да знает… А ты своему?
Ш.: — Три
П.: — Он же всё знал?
Ш.: — Математика большая, что-нибудь да не знает…
(анекдот образца 1981 года)

Разговаривают Шишкин и Щепитилов около Учебной Части:
— Вот если я на экзамене по матану поставлю хоть одну четверку, меня целая группа на руках носить будет!
— А если я на экзамене по матану поставлю хотя бы одну тройку, то меня весь курс на руках носить будет!
Мимо проходит Владимир Ильич (декан). Подключается к разговору:
— А вот если я вас обоих уволю, то меня весь факультет на руках носить будет!

 

А вот некоторые из его высказываний:

«Математика — это вам не тусовочка, на которой можно флиртануть.»

Можно рассказать много знаменитейших высказываний А.А.Шишкина, но я думаю, любой, кто когда-нибудь изучал Линейную Алгебру, помнит:
«…натянем линейную оболочку на столбец свободных членов…»

 

Студенты его обожали и боялись!

Вот, что пишут студенты о А.А.Шишкине:

Шишкин в моей группе не вёл, но пришёл к нам на экзамен по АнГему, и произошло нечто невероятное. Буквально на прошлом экзамене, который был по матану, он, как заведено, отправил многих ребят из другой группы нашего потока на пересдачу. У нас же на АнГеме он всех у кого принимал отпустил с отлами!!! Я без понятия что произошло, почему он решил это сделать. С отлом ушли и те, кто был средне готов, и те кто, плохо написали ответы на билет.

10.08.2018 

Александр Александрович вёл в нашей группе семинары. Отличный педагог. Делает больше чем обязан. Помимо матана, и линейки учит учиться и учит жизни, что на мой взгляд, гораздо полезней в дальнейшем, после универа. К сожалению у большинства первокурсников не хватает мозгов чтобы это понять. Это не их вина, а их беда. По моим наблюдениям у студентов из общаги дела, как правило, идут лучше.

10.08.2017

 
Оценка доброты, на мой взгляд лишняя. Не понятно как её ставить. Если тебе всё время ставят отл. при отсутствии знаний это добро? Ты заканчиваешь факультет ничего не зная и тебя никуда не берут на работу, потому, что ты ничего не знаешь и ничего не умеешь. А это добро?

Александр Александрович был моим семинаристом в далеком 1986 году. Благодаря ему до сих пор многое помню. Хочу пожелать ему доброго здоровья.

10.08.2016 

Смеется, докапывается на экзамене, из-за правильного определения завалил. Не в коем случае не попадайтесь к нему на экзамене!!!

24.06.2016 

Конечно, если у Вас не был хоть раз преподавателем Александр Александрович, весьма непросто понять, что он от Вас хочет на экзамене. Поэтому, если он у Вас читает лекции — вам повезло вдвойне. Если ведёт семинары — повезло втройне. Я хочу сказать, что уровень доступности материала на его лекциях и семинарах — просто пять! Нет ничего, ни единого вопроса, который он не смог бы до Вас довести. Мне не посчастливилось заниматься с ним на семинарах, но на лекции по «линейке» я к нему попал, и к экзаменам готовился исключительно по конспектам лекций. И это был единственный случай, когда я знал все ответы на все экзаменационные билеты. Правда, кончился этот экзамен четвёркой, но — это была школа жизни, оценка далеко не всегда соответствует знаниям (и сдавал, кстати не Шишкину).
И, вспоминая прошлое, если бы вот такой замечательный человек вёл, к примеру, функциональный анализ или диффуры — каким бы я сейчас был роскошным физиком :))))

24.09.2013 

Согласен с предыдущими негативными отзывами.Шишкин ужасный преподаватель. Лекции и семинары он у нас не вел, но экзамены часто принимал.Каждый раз, когда он приходил, как минимум полгруппы получало неуд, причем буквально ни за что.Он даже толком не смотрел, что у кого написано, сразу ставил 2 и уходил довольный.Конечно, ему давно пора на пенсию.

05.08.2013

Замечательный преподаватель! Да, и я у него попала на пересдачу, но уровень данных им знаний оказался таков, что за 20 минут я все успешно сдала. Его цель — действительно научить и не только своему предмету, но и понимать любой учебник (книгу) вообще. Отлично ведет свой предмет.
И учиться у него очень легко, когда есть желание учиться.

13.07.2013

Вообще не понятно как такие преподы могут находиться в топе рейтинга. Приперся в летнюю сессию в нашу группу на экзамен по линалу. Итог — пара еле еле натянутых по его словам троек и пересдачи у всех остальных — около 8-10 человек. Спрашивает абсолютно все до мельчайших деталей в случае малейшей оговорки говорит что ничего вы не знаете вы тупица и тд.Так мало того даже определения из учебников заботанные он не принимает а считает что прав только он. Тут в отзывах уворачивайтесь от попадания к этому мучителю как только сможете. Да вот только не удасться даже это. У нас люди пытались по-бырому ливнуть «покурить» типа отошел он. Так все равно если Шишкин взял вашу зачетку то уже ничего не спасет он потом просто спросит- а вот такойто не подошел?Выше тройки у него получить ваще просто анриал, в случае получения тройки никому ни под каким предлогом пересдачу не давал несмотря на то что даже пыталась вступиться куратор. Лично я же был вынесен минуте на пятой а также назван неспособным учиться на физфаке хотя отвечал я сначала тот материал который и так знал хорошо а до сложного вопроса про тензоры где мне пришлось списывать даже дело не дошло, хоть мучаться долго не пришлось.Вообщем если на экзамене у вас Шишкин — просто стойте и молитесь чтобы вас вызвал другой препод. Больше что-либо посоветовать тем кто будет сдавать линал в этом году не могу. Кстати и мнение я решил написать как раз потому что меня спросили знакомые чего ожидать.Ну ожидать следует примерно вот такого. Так что как говориться выражаю соболезнования текущему 1 потоку.
П.С. Просьба не писать особо ботанизированным личностям тут что надо лучше ботать и что списывать не хорошо и что мнение пишет какойто полный раздобай. Лично я списываю в крайних случаях напомер если вопрос попался со сложными выкладками либо же вопрос с конца списка естественно заботанный плохо.Это в отличие от товарищей-«профессионалов» приходящих напичканными шпорами и телефонами заведомо с целью только списывать.И главное что это у них прокатывает и даже от Шишкина судьба отводит какимто образом. Ну не будем об этом а перейдем к ботанизированным личностям. Таких личностей кто у него получил чтото выше чем трояк я думаю по пальцам можно пересчитать.И то что он загасил множество народу это факт. И из моей группы и из других кого я знаю. И судя по всему раньше было также. К тому же приходилось общаться с людьми с его группы и они рассказывали про его требования насколько там все жестко. Ну собственно следствием этого можно увидеть большую часьь его группы на общих зачетах и т.д. Кстати обойти Шишкина мне все же удалось, на общем по линалу я ловко и незаметно заскочил в кабинет для 2 и 3 потоков и сдал зачет очень быстро и без всяких проблем. Ну как говорится, на этом все.

01.04.2013

Ужасный человек. Такие убивают все желание к учебе. Если вы не из его группы на экзамене сдать практически нереально. Придирается абсолютно ко всему. Видит кучу ошибок даже в чисто списанном определении из авторитетного учебника. Такое чувство что ему просто нравится унижать людей и ставить 2 как будто он пытается поднять так свою самооценку еще выше. А действительно, на ком кроме первокурсников? Дедушке Шишкину давно пора на пенсию, маразм крепчает

14.01.2013

Да, у этого преподавателя не прохалявишь. Он учит, как правильно надо работать с новым материалом, а это умение будет бесценно на протяжении всего обучения в универе. С уверенностью скажу, что те, кто на него жалуется, что он необъективен, сами даже простейший интеграл не возьмут, что уж говорить о многочлене Тейлора.
Да, Сан Саныч человек строгий, не отрицаю. Но иначе студента не научишь. Если препод будет халявный, то в будущем он ничего не сможет сообразить сам без каких-либо книжек. Так что таких, как он надо уважать.
Я лично сам первокурсник, 18 января 2013 года буду ему сдавать матан. Скажем так: по сравнению со знакомыми из других групп я чувствую себя совсем уверенно, а вот они сильно нервничают и лихорадочно перелистывают книги в надежде выучить материал семестра за 2 недели. Наивные… Халявить тут никак нельзя…
В общем, Сан Саныч — золотой человек. И если вы попали к нему в группу — мужайтесь, работайте, не забивайте на его предметы — и хор с плюсом на экзамене вам точно гарантирован.

02.01.2013

Абсолютно неадекватнейший препод. На второй (!) пересдаче по матану докапывался до всего чего только можно. В итоге что ему что-то не понравилось в моей формулировке теоремы — он фактически заставил меня ее доказывать. В итоге за вполне нормально написанный билет отправился на последнюю решающую пересдачу. Так что если попали к Шишкину на экзамен — готовьтесь сразу к следующей пересдаче — вам ничего не светит.

12.09.2012

Суровый преподаватель, про него разное говорят и много хорошего и плохого, но в одном все согласны — все кто был в его группе на первом курсе выучили матан и линал. К сожалению, учить и разбираться надо будет самим, такая у него «система». Однако результат обязательно будет, иначе вы просто не сдадите экзамены)

22.06.2012

Крайне строгий и принципиальный препод, даже чересчур! Семинары у нас вел не он, и слава богу, я считаю. Учил матан не хуже других, в общем-то, но три года назад попался ему на летнем экзамене. Валил жестко, осуществлял серьезный психологический прессинг…брр…после него даже Яблонская кажется довольно милой тетенькой.

28.04.2012

Записалась к нему в группу на 1 курс. До сих пор (3 курс) считаю это решение одним из лучших в университетской жизни!
Он задал общий темп для всего дальнейшего обучения, научил самостоятельно учиться — на первом курсе это было невероятно важно и полезно. Вспоминаю о нем с огромной благодарностью!

02.04.2012

Да, работать действительно учит, да, великолепно знает свой предмет, но столько крайностей! Зачем? К примеру, зачетная контрольная должна быть решена на 100%, иначе получать оный будешь на комиссии. Строго говоря, тут юридически не все безупречно…

25.01.2012

Если вы попали к Шишкину на экзамене — мужайтесь! У всех, кто не из его группы, нет шансов получить ничего выше хора. Выносит отличников и самых жестких ботанов только так. Обожает мешать людей с грязью, придирается к мелочам. Сдавать ему можно только по его лекциям и неважно с какого вы потока… Короче ничего хорошего от Шишкина не ждите. Желаю всем первокурам, чтобы это зло обошло вас стороной. Лично я сдавал Шишкину дважды. Один раз чудом получил удовл на ангеме а на линале отправился на пересдачу за нерешенный первый номер…

14.11.2011

Можно оценить мнения. В одном из отзывов правильно говориться, что «свои» получают у Шишкина объективные оценки, а «чужаки» пускай долбятся об стену. Кстати, я эту методику оценил своими глазами. Человек, который, скажем так, неважно ответил ему определения(я не говорю про теоремы) и в общем-то не блистал трудолюбием, умом получил хор. Еще один товарищ получил уд, знания были примерно такие же.Эти два товарища не были из его группы, но он их знал. Остальные попадали на пересдачу и мне очень было обидно за моих коллег, которые обладают хорошими качествами, которые, по отзывам, так любит СанСаныч, такие как трудолюбие, умение учиться, стремление к знаниям, — и в результате, получали тройки. Ну как вам объективность? Студенты любят халяву и ненавидят несправедливость. Но хорошим должен быть препод, что не допускает ни того ни другого.

26.10.2011

Скажу сразу, был НЕ в группе Шишкина, единственный раз пересекся с ним на экзамене по линалу (1к), узнал, что это Шишкин только после того, как получил отл и когда вышел из аудитории, люди за дверью смотрели на меня как на Гагарина )))
Предвзятости или попыток завалить не почувствовал, спрашивал он по-моему мнению ровно то, что я должен был знать, дал несколько задачек, я их решил. Аналогично, прямо за мной он стал экзаменовать моего друга-одногруппника, тот тоже получил отл. Больше отл-ов не было, видимо лимит кончился ))

20.10.2011

Встречался с тов. Шишкиным исключительно на экзах. мнение сложилось однозначное: неприятный препод. не люблю когда оценивают знание собственных лекций а не знания в целом. за нерешенный первый номер — выгоняет. на мой взгляд очень необъективный и злобный препод. если вы попали у нему на экзамене — мужайтесь!)

16.10.2011

Один из лучших преподавателей на физфаке,очень добрый и справедливый,сдавала ему все экзамены на первом курсе,могу сказать так:если бы не Александр Александрович-ничего бы я не сдала.

Из нашей группы никого не отчислили по итогам первого курса все очень хорошо сдали экзамены и могу сказать с уверенностью-наша группа знает математику лучше всех на фф.

Александр Александрович не любит ботаников ,любит тех кто много работает и хорошо разбирается в теме-таких не много,как впрочем и 5 на экзамене.

В конце 2 семестра писала общий зачет,мне пришла смска-полезла за телефоном глянуть-меня сразу же выгнали сказали,что я списывала,в работе было 6 заданий из которых успела сделать только 3,очень было обидно,пошла к Александру Александровичу и попросила дать мне возможность дописать,Александр Александрович сказал,что со вСем разберется,ушел на общий зачет-вернулся и сказал,чтобы я не плакала и не расстраивалась,у меня зачет,очень ему за все благодарна,считаю,что все кто к нему не попали в группу-полные неудачники!

14.10.2011

отвратительный преподаватель. принимает экзамены по принципу: «вы все говно!» за нерешенный первый номер сразу выгоняет. имеет свое собственное мнение по некоторым аспектам линейной алгебры, которое не совпадает с ильином-позняком — и валит всех, кто отвечает по учебнику… завалил при мне несколько отличников. печально видеть, что такой препод входит в десятку лучших преподов.

04.10.2011

Необъективный препод и крайне неприятный человек. Обожает мешать людей с грязью, особливо на экзамене. Имеет (особенно по линалу) индивидуальное мнение по многим вопросам — которое разительно отличается от того, что дает Ильин-Позняк. За счет чего многие аццкие ботаны просто уходят на пересдачу. За неверно решенную первую задачу (остальные в этом случае он даже не смотрит) он тоже сразу отправляет ,кроме конечно, своей группы.
В целом печально видеть что г-н Шишкин занимает столь высокое место в рейтинге преподов( Видимо это за счет его учеников, которые не могут объективно оценить данного препода…

20.09.2011

Полностью согласна с мнением от 19.05.2011г. Обучалась у Шишкина в середине 80-х и смело отношу себя к физфаковскому среднему классу. Экзамены ему не сдавала, мстить не за что. На семинарах было ощущение постоянной гонки, не успеешь списать с доски, он уже стирает написанное, «уже должны успеть записать». Обстановка нервозная. Прониклась уважением к неизвестной мне В.В.Колыбасовой, дающей материал в интернете. Нам бы в свое время так!
И кстати говоря, обучающиеся у других преподавателей знали матан ничуть не хуже.

07.06.2011

Ряд неоспормых фактов.
1.Лекции читает шепотом.
2.Материал дает ровно в том объеме, в котором нужно физику. Но спрашивает на экзамене больше.
3.Стандартная оценка на экзамене — пересдача. Может поставить три. Если ставит три — не даст пересдачу. Четыре ставит редко. Случаи пятерок (не в своей группе) мне неизвестны.
4.Студенты его группы хорошо знают матан.
5.Любит указать студенту на его место.
6.Не терпит нарушений дисциплины(опоздания, разговоры, и уж тем более списывания)
7.В оценке знаний переходит на личности, хамит, оскорбляет студентов.

Я очень рад, что я не учился у шишкина в группе, очень рад, что получил у него трояк, а не пересдачу на матане в 1-м семестре, и очень рад что счастливо избежал его на последующих экзаменах.Всем удачи! 😉

22.05.2011

Следует заметить, что к нам на факультет попадают абитуриенты «первого отжима». Но далеко не все — будущие нобелевские лауреаты, основная часть выпускников — это добротный «средний класс» по меркам МГУ, представители которого, если бы не известные события в нашей стране, успешно занимался бы наукой и были бы незаменимы на своих рабочих местах, как востребованы и незаменимы сейчас и в других сферах интеллектуального труда. Так вот, процесс обучения должен быть ориентирован на этот средний класс, а не на выдающуюся элиту и случайно попавших на физфак недоразумений. А у Шишкина постоянная гонка, не содействующая усвоению материала, и эмоций многовато. Напрягает. Все остальное к месту, действительно учит работать.

19.05.2011

Учился у Шишкина почти 20 лет назад. Нового вряд ли что-то добавлю, так, объективной картины для. Попасть к Шишкину — большая удача, он учит работать. Первые маленькие контрольные — тупил, вообще ничего не успевал, за месяц где-то научился быстро соображать, проблем никаких не было. И как-то стало вообще легче учиться. На экзамене к своим лоялен, а чужих оценивает строго и, положа руку, на сердце, думаю, что иной раз чересчур строго. Но учиться у него в группе было очень здорово. Александр Александрович, если Вы вдруг это прочтёте — спасибо Вам большое!

13.05.2011

Учусь у Шишкина второй семестр уже.прекрасный семинарист.объясняет внятно и доходчиво.только разгильдяи не могут понять весь материал, который излагает Сан Саныч
Его преподавательский талант неоценим для студентов первокурсников, которые хотят чего либо достичь в науке.

27.04.2011

Все отзывы о г-не Шишкине можно разделить на три части:
1) Тот, у кого он вел семинары и принимал экзамены.
2) Тот, у кого он не вел семинары, но принимал экзамены.
3) У кого и не вел семинары, и не принимал экзамены.
Студенты, попадающие в 1-й раздел, удовлетворены тем, что на экзамене они получают объективные оценки.
Студенты из 2-го раздела (подразумеваются те студенты, которые вкалывали весь семестр, отлично изучили материал и «волею судеб»,а точнее волею семинариста, были отданы на экзамене г-ну Шишкину) получили на экзамене такие же оценки, что и «слабаки» у своего семинариста. При этом им не было дано ни одного шанса улучшить свою оценку,т.к. г-н Шишкин «чужакам» выше четверки не ставит, и заведомо с этой установкой приходит на экзамен в «не свои» группы.
Лица, относящиеся к 3-му разделу, раздувают миф о строгом, но объективном (?) преподавателе. (Какой же университет без мифов?!)
Интересно,что бы сказали эти люди, если бы перед экзаменом имели реальные знания на «отл.» по сравнению с 95% студентов курса, а в результате у г-на Шишкина получили оценку такую же, что и не работавшие весь семестр халявщики.(Никаких дополнительных вопросов он не задавал,заявив,что он заранее знает оценку.)

02.03.2011

Шишкин — преподаватель, один из немногих, кто ведет на первом курсе математику, который действительно учит учиться. А этот навык намного важнее , чем зазубренные на короткий строк теоремы и методы решения.
Благодаря СанСанычу вы сможете нормально выучить предмет, а он вам в этом поможет.

Замечательный преподаватель, очень милый и добрый человек и живая легенда.

28.02.2011

Лекции скучные, читает тихо и с большим вниманием к деталям, даже излишним. Опозданий и разговоров не терпит, при случае выходит из себя. На семинарах не был, не могу оценить. На экзамене покажет вам на ваше место, нахамит и вдогонку еще и попридирается к мелочам. Студентам не из его группы очень сложно сдать ему. Выносит всех на раз. Однако же если ставит три, взять пересдачу уже не позволит. В общем и целом мне кажется староват он уже для преподавания, но руководству факультета виднее. Живая легенда, как-никак.

17.02.2011

У меня принимал экзамен-Ангеом. Его поведение было
1.довольно интересным () .
2.1.несколько познавательным (производная от (+/-)(чего-то там) будет ,оказывается, давать всегда (+)(пр.от чего-то там)) .
2.2. (тут я впервые узнал, что правило буравчика,оказывается, не является международным).

Проверил сей господин хороший три из восьми с теор.мина, что оказалось очень обидно, т.к. в первом он нашёл ошибку(вполне законную-опр. с теореммой спутал) и в третьем попросил обосновать, что пагубно сказалось на моей оценке, т.к. тогда и оказалось,что производная от +/-() будет +().. по-моему это магия.. Остальные пять и не глянул, а зря — 4ре из них были сделаны. ситуёвина с +/- относится к касательной к гиперболе.

27.01.2011

Шишкин Александ Александрович. Замечательный преподаватель, от Бога, как говорят, и милейший человек.
Да, он строг и до ужаса упрям и принципиален. Но если относиться к предмету добросовестно, а не как некоторые … кхм … раздолбаи , то проблем с ШАА не будет.
У него потрясающая система проведения семинаров — эта «гонка», кто быстрее решит задачу, она реально приучает уметь работать быстро, четко и не ошибаться по мелочам. К тому же, в нашей группе никто не рисковал раздолбайничать по математике — так высок авторитет этого замечательного человека.

На экзамене ШАА горой стоит за свою группу. Если вы работали в семестре, то проблем с Шишкиным на экзамене не возникнет. Если же он вас запомнил (так и сказал «Гм, пожалуй я Вас запомню. Вы хорошо занимаетесь») , то на экзамене будет неимоверная халява.

Но до экзамена надо еще допуститься — зачет Шишкин ставит по довольно высоким критериям и об автоматах даже и мечтать не стоит. Правда зачетные контрольные СанСаныч устраивает очень рано — примерно за месяц до конца семестра. Поэтому сдав с первой попытки зачет, получаешь в добавок к зачету довольно много свободного времени)

Вобщем, Александр Александрович — супер)

21.01.2011

К сожалению, не учился у Шишкина и экзаменов ему не сдавал, но написать, про этого легендарного человека всё равно очень хочется. Я после распределения по кафедрам учился в группе теор.физики с несколькими ребятами, у которых СанСаныч вел в свое время математику, так вот эти ребята реально лучше всех знали математику!!! Так что результат (в плане обучения) Шишкин дает самый лучший!

20.01.2011

1 семестр, экзамен по Матану. На экзамен приходит Шишкин, спрашивает, в теорминимуме придирается к тонкости в определении предела по Коши (которой нет в Ильине-Позняке, Вики и, кажется, не было на лекциях у Быкова, настолько эта мелочь очевидна). В основной части (вопрос — теорема о правиле Лопиталя) я дописал необязательную для этого экзамена часть (дословно): «Замечание: вообще говоря, правило Лопиталя справедливо и для неопределенностей вида бесконечность/бесконечность». ШАА сказал, что здесь нельзя употребить фразу «вообще говоря» (!) и поставил хор.
Да-да. Я тот самый ботан, которым Шишкин ставит хор. Да, я понимаю, что мне, с точки зрения менее знающих матан людей, надо быть счастливым. Но.

20.01.2011

 Сегодня Шишкин влепил мне уд. по матану. Вообще говоря, неоднозначный он человек. Вроде и не злой, спокойный такой, но стращает сильно. Впрочем, матан я именно на три и знаю. Наслушавшись и начитавшись про него страшных историй, был готов, что меня немилосердно вынесут с двойкой, но вроде пронесло. Надо бы приналечь на матан в следующем семестре, хотя бы в преддверии Шишкина:)

17.01.2011

По-моему,он очень хорошо ведет семинары!
Разбираются типовые задачи,проясняется теория,задания домашние немаленькие,но и не огромные(как раз такие,чтоб запомнилось).На каждом семинаре пятиминутка(мин на 10:))-но только на материал предыдущего занятия.
В течение семестра он присматривается к вам и на экзамене вы скорее всего получите то,что засужили.
Однако Александр Александрович не любит,когда занятия пропускаются по неуважительной причине(к тем,кто на этом попадается,относится гораздо строже,хотя так и надо,возможно)
В общем,преподаватель хороший.
P.S.И на семинарах обстановка спокойная:не давит на студентов,шутит,а обстановка поддерживается рабочая.

30.10.2010

На 1-ом курсе (91-92 гг.) имел удовольствие слушать лекции Шишкина по линейке и ангему (а по матану преподавал Гласко). Благодарен обоим лекторам за воспитание математической культуры.
На самой первой лекции он нас напугал фразой «Те, кто сдадут экзамен по аналитической геометрии, будут иметь удовольствие наслаждаться математикой во втором семестре».
Еще ходил анекдот. Звонок на физфак из зоопарка. — Ваш преподаватель (…) упал в бассейн с крокодилами. — Ваши крокодилы — сами их и спасайте.

Все оказалось не так страшно, если учиться. Шишкин продемонстрировал наивным первокурсникам красоту и строгость математики.

02.10.2010

вам повезло, если вы — в группе Шишкина!конечно сначала будет очень трудно. Первый семестр я вообще была в шоке от его отношения. Постоянные намеки на то,что мы неучи,раздолбаи и все такое прочее. Но именно это и заставляет тебя зубрить и стараться! Так что шарить в математике точно будешь. Зато на экзамене он за свою группу горой, в обиду точно не даст. Если вы из его группы — старайтесь сдавать ему. Мне кажется он изначально знает,что поставить своему студенту, как бы он не ответил свой билет.Старайтесь хорошо писать его контрольные. На тестирование и коллоквиумы внимания не обращает. К тому же он очень интересная личность. Любит много поговорить на семинаре не по теме,но его интересно слушать.
Вобщем я очень рада, что попала в группу к Александру Александровичу! Легендарный преподаватель!

26.08.2010

Повезло учиться в группе у Сан Саныча. Что бы там не говорили — он отличный препод, просто подход у него для начала кажется непривычным. На каком-то из семинаров он заявил прямым текстом, что объяснять он нам ничего не обязан, мол, не для этого он тут сидит. В итоге, если ты не полный баклан, реально приучиваешься учить все темы сам, плюс развивается внимательность к определениям — он очень к ним придирается, к каждому слову (но это оправданно, ведь на самом деле, чего-нибудь не скажешь и с математической точки зрения получишь чушь).
На семинарах филосовствует часто 🙂 Любит дать задачку а сам разгуливать по аудитории и разглагольствовать на разные темы. Без проблем к нему можно подойти после семинара с вопросом — обязательно ответит.
Плюс ваша группа практически стопроцентно спасена от поточных коллоквиумов — а если и нет, то он их не учтет, кроме хороших оценок, впрочем, как и не учитывает компьютерные тестирования.

Экзамен наша группа практически вся сдала без проблем. Я на семинарах к доске практически не выходила, но при этом и матан и ангем сдала на отл, причем все сдавалось минут за 5 максимум.

Лекции читает хорошо — четко, структурированно и по билетам — но очень тихо! Садитесь как можно ближе.

А вообще, это препод-легенда. Он еще в начале года обучения сказал нам, что еще до того, как студент садится к нему сдавать, он уже знает, что поставит. Сан Саныч — препод с богатейшим опытом, и сразу видит, кто на что способен.
Все часто жалуются, что его группа всегда сдает лучше, но в принципе это объяснимо — он свою группу знает вдоль и поперек, фактически и экзамен нет смысла сдавать, а в других группах ему всегда интересно посмотреть, кто на что способен, а люди, не приученные столь скурпулезно все учить, валятся на экзамене 🙁

18.08.2010

На мой взгляд на экзамене он ставит не адекватно. у меня обнаружил, что не доказана теорема в 3-м вопросе и поставил уд. а у одногрупницы не было написано пол-билета, и поставил хор.

02.12.2009

Первое впечатление перед первым курсом было не из лучших, прочитав мнения здесь я решил, что с преподавателем на первом курсе мне очень не повезло. После нескольких семинаров я изменил свое мнение. Это очень доброжелательный человек и хороший преподаватель. На семинарах разбирается много задач, Сан Саныч обращает внимание на множество тонкостей при их решении. Дает очень хорошую подготовку к зачету и экзамену. Почти каждый семинар дает микроконтрольную. Оценки за них на первом семинаре были 0, -1, -2, поэтому двойка была хорошей оценкой))) Зачет проходит в виде большой контрольной. Автоматы бывают, но для этого надо выходить к доске и хорошо писать контрольные. Помню на первом общем зачете пригласил нас(свою группу) в аудиторию, и сам всех опросил. На экзамене к своей группе относится хорошо, про другие ничего не могу сказать. Проучившись у Сан Саныча год вся группа( как он и говорил в начале) просила, чтобы он вел у нас на втором курсе. Большое ему СПАСИБО.

22.08.2009

Сан Саныч — это легенда!!!
Он у нас вел аналгеометрию, матан, линейку целый год. Когда мы пришли на 2 курс , на ТФКП первом семинаре, Ольховская после результатов 1-й контрольной спросила, кто же у нас вел математику на 1 курсе. Группа ответила, что Шишкин А А. Она сказала , что заметно. НАШ 1 КУРС (1985-1986) ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ(КОГО НЕ ОТЧИСЛИЛИ) были в восторге от Сан Саныча

22.05.2009

В первом семестре семинаристом у нас был Кадомцев. На экзамен пришли Шишкин и Овчинников. Овчинников ставил нормальные оценки даже тем, кто несильно шарил в матане. Шишкин поставил 4 неуда, подошел к Кадомцеву и сказал «что-то не сильная у вас группа»… далее последовал мой друг, который имел недочёт в виде 2х пропущенных символов. Шишкин сказал, что «оценивает его работу на удовлетворительно» и не реагировал ни на какие уговоры пойти на пересдачу. Далее последовал я с идеальным на мой взгляд билетом. Всё, к чему он смог придраться это определение обратной функции. Логически оно было верным. Придрался он обозначениям(y=f.(x) или x=f.(y) — разницы никакой). Сказал, что такие обозначения бывают только в школе, а вы в Университете. Поставил Хор. Кроме как междометиями и нецензурными выражениями не могу описать свои эмоции. На заднем плане Кадомцев раздавал Отлы девчёнкам… как дед Мазай)))
Оценка: Ахтунг метательный

19.05.2009

К сожалению не вел у нас ни семинары, ни лекции, но посчастливилось сдавать линейную алгебру во втором семестре(до экзамена я с ним ни разу не встречался). Впечатления самые приятные. Могу, пожалуй, с уверенностью утверждать, что это был для меня самый приятный экзамен за все время обучения до сего дня.
Очень приятный человек. Не знаю кому и когда он там «грубил», как упоминается в мнениях ниже, мне показался очень вежливым. К студентам относится лояльно, в случае если возникают проблемы, не валит, предлагает «Разобраться».
Требует именно понимания материала, а не зазубривания(Как некоторые преподаватели)
В случае, если человек ему понравился, может поставить отл даже не спросив половину теории(как было, например, в моем случае)
В то же время умеет хорошо оценивать насколько студент освоил курс. Халтуру видит сразу и на дух не переносит. (Этим и обьясняется n-е число вполне заслуженных двоек на экзамене)
По свидетелствам коллег, лекции читает хорошо и интересно.

25.03.2009

Не понимаю, почему он многих приводит в состояние восторга. Семинаров он у меня не вел. Но лекции были. Что же? Лекции сухие, скучные, говорит себе под нос, быстро и непонятно, чаще всего не повторяя.

Однажды пришел на экзамен. У нас заболел куратор и Шишкин должен был начать экзамен (т.е. раздать билеты-бумагу ну и т.д.). И что же?) Опоздал на час (!!!). Пришел как ни в чем не бывало. Правда, мы уже подсуетились и билеты у нас уже были, но раздали их только-только. (я даже не говорю о том, что мы пока ждали, перенервничали все и забыли даже то немногое, что знали). Весь экзамен стоял у доски и ждал. Иногда болтал с другими преподами. Под конец, когда осталось 6 человек, он их всех стал спрашивать. По очереди естественно. 4 неуда, 2 тройки. Стоит ли говорить о том, что незаслуженно? Думаю не стоит.
Может, конечно, он потрясающий семинарист и именно поэтому все его так любят, а я нет, но я считаю, что если у человека какая-то своя загадочная система оценок — это уже о чем-то говорит.

27.01.2009

я могу сказать что попалась к нему на зачете по линалу, очень боялась, сами понимаете, шишкин, но минут за пять он поставил мне зачет и все) офигенный дедушка, мне очень понравился. такого же мнения кстати и мама и сестра и муж сестры. у всех них был семинаристом. придраться может но если рельно знаешь предмет-можно его не бояться.=)
п.с. я троешница, но все равно его обажаю)

14.01.2009

А.А. Шишкин-ужасный препод. Вёл у нас давно на курсах.Объясняет он не особо понятно, очень сухо, и скучно. Вместо того, чтобы прививать интерес к математике, он его отбивает. «Цепляется» ко всяким несущественным вещам. Кроме того, он постоянно хамит, говорит, что-то в стиле: такие как вы не нужны на физфаке, и.т.д.

24.12.2008

Учиться у него сложно, но, как говорят, тяжело в ученье, легко в бою)
феноменальная личность!!! уважение в моих глазах получил с первой встречей,а когда он начал рэп поносить посреди семинара, то я просто в него влюбился)))
чутье подсказывает что автомат получить у него не удастся(

12.11.2008

В 99-00 учебном году я был в группе у Шишкина. Отношение у меня к нему двоякое:
+++) Уважаю его планку, принципиальность. Так бы по всем предметам и специалистам физфака цены бы не было.
0) Материал даёт неплохо. Но я предпочёл книжку.
-) Хамит. При этом не за что-то, а просто от собственного расстройства. Даёт понять, что считает вас шлаком. Хотя на самом деле может быть и не считает. Может стимулирует так…
-) Несогласен с его позицией по опозданиям. Понимаю, что это старая закалка, но сейчас она уже неадекватна. За регулярные опоздания конечно надо в учебку посылать, но за раз в семестр на 2 минуты… Когда студенты опаздывают, то говорит, что знать никаких оправданий не хочет. А сам опоздал на 14 минут, так оправдывался, что транспорт нерегулярно ходит.
-) Лирические отступления пользы не приносят. Смешно тоже не становится, а то ведь увидит, что улыбаешься, и обидится.

Резюме: бессмыленно ругать студента, а заставлять его учиться — не лучший метод. Надо заинтересовывать в предмете. Студент будет учиться сам если не дурак. А тех, кто попал на ФФ по ошибке, надо отсеивать. Тут всё правильно.

11.11.2008

Шишкин вел у нас математику на курсах для 10-11 классов:) Во время учебы на факультете не довелось у него учиться, а жаль, думаю, я многое бы поняла лучше. Многие говорят, что он требует от студентов знаний на экзамене — но по-моему, на физфаке МГУ и должны этого требовать ;)объясняет он замечательно.

23.10.2008

Если Шишкин попался в качестве семинариста, то
1) Это круто, будете много знать))) а главное глубоко понимать
2) 50% времени будет уходить на матан, еще 50 на все остальное
3) можно будет поржать над его «коронными фразами» ^^
Короче, ангел ли он или бес никто не знает, но личность однозначно выдающаяся!

23.10.2008

со мной чудо произошло дважды-на экзамене мне удалось убежать от Шишкина!))но моему одногруппнику,к сожалению,не повезло(материал он знал превосходно,но А.А.почему то ему поставил удовл…так что,если кто то считает себя гением-проверьте свои способности на экзамене у Шишкина=))кстати,а на вид А.А.довольно таки милый дедушка..

24.08.2008

Преподаватель так себе…
На экзамене просто зверь! Даже если мегабот и все знаешь — найдет к чему придраться и поставит хор, а то и уд. Ну а если ты не ешил хотя бы один пример — пересдача, правда, сначала помучает минут 40 и потом уже отправит, да еще и опустит… у нас была куча пересдач…
Лекции тоже не очень — говорит тихо и непонятно, все по Ильину Позняку, опоздавших выгоняет…

09.06.2008

Не заметил чтобы он валил на экзамене. Сдавал ему матан, получил уд, но претензий не имею. Не валил, не торопил, дал спокойно подумать и дорешать что не успел. В конце концов сказал, что я «соображаю, но, видимо, плохо выучил» и поставил уд. Сказал, чтобы не расстраивался. В общем и в целом оставил приятное впечатление, но сдавать ему больше все же не хочу:)

03.06.2008 идел, он вел консультацию перед экзаменами по линалу, лекции на нашем потоке читала Крутицкая. Многие знают, что в ЛАВЗе много опечаток, так вот там есть и некоторые математические неточности! Вот про одну такую ошибку я и спросил на консультации. В результате он спросил фамилию и из какой я группы и сказал разочарованно «жаль, что не смогу принять у вас экзамен, так как в это время у меня экзамен в другой группе».

14.05.2008

Замечательный преподаватель!) Сдавал ему линейную алгебру во втором семестре. Мало от какого экзамена у меня остались такие приятные воспоминания. Сан Саныч один из немногих преподавателей, которые спрашивают не тупое заучивание предмета, а именно его хорошее понимание. Если в ответе на билет ошибка, он предлагает ее обсудить, и если видит, что человек понимает то, что у него написано, то без проблем получит отличную оценку.)

12.05.2008

Сан Саныч — человек старой закалки, таких не делают больше. Если прорубите то, что он дает и КАК дает, проблем с освоением дальнейшего материлала, в том числе и теорфизики, будет намного меньше. Конечно, есть странности и чудачества, будьте снисходительны (хотя юношество склонно к максимализму). На прошедшее в этом году 20 ти летие выпуска нашего курса пригласили и Сан Саныча, я его специально спросил, не снизил ли он свою планку — он ответил, что держит!

08.05.2008

Учился у Сан Саныча в 1985-86 годах в 101 группе ( матан — семинары, линейка-лекции и семинары). Тоже выгонял с семинара за опоздание. Но я не в обиде. Часто цитировал Сталина: С варварами надо бороться варварскими методами. Что вы хотите, он работал в Дубне, обсчитывал водородную бомбу. А туда дураков не брали. Кстати, Бутузов его ученик. Курс по линейке — классика. А вы, нынешние студенты, ругаете его за тихий голос, но человек в аварии побывал, его с того света, можно сказать, вытащили. Физфак чем и хорош, что учили думать . Всё в жизни пригодилось, хотя и наукой заниматься не довелось.

07.05.2008

Мое мнение таково: Видимо Шишкин неплохой математик, и весьма неглупый челове(в)науке. Но как человек…Куча заморочек, неадекватен. Всем своим видом показывает, кто он и кто вы. Тот кто внимательно читал предыдущие комментарии итак поймет, что он может поставить 2 не за что, а может и 5 тоже не за что(чаще правда 2). Вел у нас лекции, был на экзамене. Кстати о лекциях: ужасны. Тихо, неразборчиво, с отвлечением на дебильные нравоучения. Народ почти не ходил, не заснуть невозможно..А тишина на лекциях…да, если хочешь слушать, то как не притихай, все равно половину не услышишь. В общем как человек…смотри оценку…

29.02.2008

Просто ужасный препод!
В 1 семестре пришел на экзамен по матану (через 30 минут после начала!) — 5 пересдач, одна тройка и одна четверка! Пересдачи с тройкой не дает. Все байки про ряд у окна — ложь, он по какой-то схеме выбирает себе жертв… Вобщем, вам ужасно не повезло, если он у вас на экзамене!
Лекции по линалу просто ужасны — если бы не сидел на первом ряду, точно бы уснул — а так страшно! Он еще рядом подходит! Еще он посмел плохо отозваться о Попове! Вот нехороший человек! Да кем он себя считает?!

09.02.2008

Об Александре Александровиче, как о преподавателе, так и о человеке остались самые тёплые воспоминания.
В первом семестре он вёл у нашей группы семинары. Предмет он свой знает великолепно. На мой взгляд, занятия проходили очень правильно — уделялось внимание и практике (на семинарах основные методы, дома решение примеров), и теории (Моменты на которые вряд ли обратишь внимание сам. До первого семестра я, возможно, назвал бы их мелочами, но сейчас не могу — мелочей в математике нет. Запомнились его слова (наверно, не дословно) «Если физик пользуется методом, не задумываясь об условиях применимости, то тут возможно два варианта — ,либо всё хорошо — тут физик на коне, либо нет -,тогда последствия его ошибки предсказать сложно. Поэтому нужно знать когда и чем можно и нужно пользоваться, а когда нет.»
Ему же сдавал несколько экзаменов (удачно) — спрашивает по делу, не валит,… нужно просто знать и понимать то, что сдаёшь.

27.01.2008

Учусь на 1-ом курсе, только что закончился 1ый семестр. Недавно сдавал Шишкину экзамен по матанализу. У нас вся группа была в шоке от его поведения. Не важно, сколько у тя решено заданий. Даже если ты ответил правильно на все вопросы, Шишкин легко может найти некоторую неточность, например во 2ом задании, и на этом тебя завалить! Причем валит на вещах, о которых при подготовке к экзамену даже не задумываешься. Именно так и случилось со мной. Что касается одногруппников — та же картина, итого 1 хор, 4 неуда и 1 уд (из 6ти человек, которые ему сдавали). Хор он поставил человеку, у которого работа была написана просто идеально, но по его словам, «в работе были помарки»…

22.01.2008

Шишкин конечно препод неоднозначный, но я о нем слышал вот какую байку. Что мол когда началась чеченская кампания зашел Шишкин в учебную часть и громко так, с расстановкой, сообщил, что начиная с сего дня ставить студентам двойки он не будет. И кратенько объяснил причины подобного решения — мол чечня и пр.

Правда или нет — не знаю, но если правда — то Шишикин крут (учитывая в какие годы он родился), а если байка — то всё-таки студенты его уважали, раз такие байки в народе ходили.

Сам я с ним не пересекся — лекции только его были, так что он мне важен как элемент студенчекого фольклора 🙂 Уж сколько баек о нем :):)

11.09.2007

Нормальный препод. На мой взгляд спрашивает вполне адекватно, абсолютно не валит. Я не из его группы, но когда сдавал ему экзамен, встретил очень неплохое к себе отношение. Лекции он правда как-то медленно читает, тут бы ему ускориться надою

25.08.2007

Один из немногих преподов с физфака кто запал в мою душу и кого я с теплотой вспоминаю. Правда, говорят, что жертвы влюбляются в своих мучителей. Человек любит свое дело и в нем он — лучший. Кто еще из нас может это сказать ?
10 с лишним лет после выпуска линейную алгебру я помню отчетливо, все остальное уже забыл (наукой со дня выпуска не занимаюсь).

08.06.2007

Помнят его конечно все. Учился у него давно, в середине 60-х гг. Говорят. что с возрастом становятся если не добрее, то ленивее. Прочитал все, что написано ниже и вижу, что не всегда. Преподаватель он хороший, однако и моралист, и садист приличный тоже. Его не надо бояться, он понимает логику высказываний и его можно убедить, но не дай Бог начать «плавать».

18.05.2007

1. Огромное спасибо Сан Санычу за мое поступление на Факультет!
Математика большая.. и он нашел — какой умничка! — за что мне поставить «хор.» на вступительном устном экзамене. Пришлось пересдавать предварительный экзамен по Физике с «хор.» на «отл.», а то не поступил бы …
2. Во время учебы был на лекциях — читает не плохо. Не Бутузов, конечно, но на твердую четверку.
3. Всегда удивляла его «строгость» граничащая с идиотизмом и бескультурием. Напр.: Закрывание на замки дверей после начала лекции, устраивание «спектаклей» с разносом опоздавших. Зачем? Всякое в жизни бывает. Ну опоздал человек, тихо зашел и включился в работу.
А обращение к студентам со словами «мерзавцы, мелкие хамики».. Это как, Сан Саныч? Нормально?!!
Хочется верить, что более Вы себе такого не позволяете.

18.05.2007

Нормальный препод. Ставит оценки за знания (ну, насколько успеет проверить за 15 мин. общения 🙂 Правда мне пару поставил, так я на пару и знал. Зато на пересдаче вообще не кипишил, помогал другим задачки решать. 4 поставили только за то, что не с первого раза сдал (так и сказал препод). А так поставит оценку +/-1 от реальных знаний — ну это уж флуктуации везения.

11.05.2006

Шишкин один из преподов, которые вызывают у меня всхищение. Может его желание избавить факультет от бездарей покажется фанатичным, но с другой стороны, он прав: человек должен заниматься тем, что ему нравится и к чему у него есть способности. Он патриот с весьма высокии целями, на таких как он держится наше образование.

06.05.2006

Меня он вначале пугал, а потом до меня как-то дошло : ведь всё, что он говорит, он говорит десятилетиями. И мне стало его даже жаль. После чего его личность уже меня не занимала и экзамены я ему не сдавал, хотя видел, как он выгнал несколько человек с двойками. В нашей группе знали, что на экзамен он придёт попозже, поэтому основная тактика состояла в том, чтобы подготовиться и сдать до его прихода.

17.04.2006

Давно это было… на втором курсе по-моему. Сдавали экзамен своему семинаристу молодому пареньку аспиранту. Вдруг входит ШАА здоровается. Все в ауте. Он подходит к столу с зачетками набирает штук шесть случайным образом. Потом называет фамилии и говорит чтоб названные садились на левый ряд а остальные оттуда пусть пресаживаются. В итоге за 15 минут он поставил одну четверку, три тройки и 6-7 двоек. После чего сказал аспиранту что-то они у вас ничего не знают и удалился… Вот так вот! Вообщем вывод простой — те кто учится у него то их трахают в течении семестра, но на экзамене они проскакивают…. А вот те, которых он не обучал в течении семестра, но сдают ему экзамен, попадают по полной программе… Поэтому те кто у него обучался кричат что ШАА супер мужик, а те кто нет орут что полный атас.

07.04.2006

Александр Александрович читал у нас лекции по ангему и линейке и вел семинары в 1991-92г. До сих пор очень хорошие воспоминания, хотя понячалу было страшно даже. Особенно первая контрольная на первом же семинаре.Он поставил одну тройку, три двойки, остальные — единицы, нули и отрицательные оценки. ( Впервые был счастлив, что у меня — 2). Помню его фразу, которую он часто любил повторять : «Это понадобится нам во втором семестре …для тех, кто останется!)Но семинары вел отлично, очено многому научил. Когда в конце года он принимал у нас экзамен по линейке — принимал сам у всех, никого из преподов не пустил — поставил всем пятерки ( и одну двойку — ну это нужно было очень постараться). Прошло почти пятнадцать лет, но вспоминаю его с огромной благодарностью. Математике научил меня именно он! Огромное спасибо!

12.12.2005

Ну что о нем сказать… Моё первое потрясение на физфаке — на первой же сессии я, доселе считавший себя неплохим учеником, вмиг получаю «пару» по матанализу, причем я даже не успел отследить, как это случилось. Всё произошло без моего участия — он глянул на мой исписанный листок, сказал: «Ну, ясно, это Вы списали, вот вам задачка», повернулся к другому студенту, через минуту — снова ко мне: «Ну как? Не знаете, понятно, вторая задачка» — через минуту снова: «Ага, ну понятно, придете на пересдачу. Если Вы вообще дойдете до пересдачи с такой подготовкой…»
Надо сказать, я не списывал (в принципе этого не умею), а на задачки мне просто не хватило времени. Но вставить слово в его напор у меня не было возможности.
Надо сказать, это меня сильно подкосило тогда — это был действительно удар для меня, 17-летнего паренька…
Давно это было. 1983-84 год, первый курс…

13.09.2005

Вел у нас семинары в далеком 1976 году. Никогда бы не подумал что человек с таким невинным именем-отчеством-фамилией может быть ужасом первого семестра. То ли дело Шварценеггер. Вообще-то кидать неопытных, глупых, по-существу школьников в лапы такого монстра — это садизм. Но садизм с добрыми намерениями. Потому что распустить студента очень легко, а обратный процесс чрезвычайно затруднен. Что касается преподавания. Вел он матан. Сам предмет в большинстве своем забылся, но остались подходы и принципы, которые он нам пытался внушить.Некоторые из них просто сидят внутри меня, некоторые я могу выразить словами — например (то, что школьником я абсолютно не понимал и не принимал) — то, что определения в математике это самое важное, то, что знать условия теоремы важнее, чем уметь ее доказывать, и.т.д. Услышал все это я еще тогда, но понял правильность — намного позже. И пару он мне поставил совершенно заслуженно — ведь повторял же не раз, что тех, кто не сможет абсолютно точно сформулировать устовия теоремы о замене переменных в определенном интеграле будет выность молниеносно. И последнее. Когда сейчас мой сын пытается доказать мне что он «более-менее знает предмет», то я ему говорю одну из замечательных фраз Сан Саныча: «Некоторые студенты думают, что для получении тройки надо по-немножку знать все. Это не так. Для тройки надо все знать очень хорошо, но что-то чуть-чуть не знать». И вообще, интересно было бы посмотреть на него сейчас.

09.08.2005

Самый реальный препод из всех, виданных мной. На самом деле, народ, если он вас зауважает, то это навсегда — простит любые казусы и недоработки, причем в любых количествах… Но вот чтобы он зауважал, надо поднапрячься, притом неслабо.

14.07.2005

Весна 80-го года. Линейная алгебра. Получаю от Шишкина отл.. Выхожу из аудитории, за мной выскакивает наш семинарщик Д.Д.Соколов, просит показать зачетку. Не верю говорит  что Шишкин геофизику пять баллов поставил! Я и сам не верил. Ой, не любил он нас  геофизиков и астрономов!

22.05.2005

Отличный преподаватель! Я был у него только на 2-х занятиях (еще когда в школе учился) — этого хватило, чтобы разобраться в том, что есть математика и с чём её есть, чтобы вкусно было.
Семинары он у нас, к сожалению, не вел, однако экзамены принимал — осторожно! Любой его, казалось бы, элементарный вопрос может содержать в себе мелочь, которую опустишь и всё — легко оценку снизит, а то и неуд поставит. Учите всё дословно, задавайте вопрос к каждому слову в определении и в формулировке теоремы!
Экзамены у нас он принимал у тех, кто был в верхушке рейтинга (с семинаров вышмата). Итого: один отл (да-да. и такое бывает =) ), 2 хора, 2 удла и один неуд. Насчёт троек не уверен — не следил.

30.03.2005

 Недавно (16.12.2004)нашей, 117 группе, показалось(а может быть и нет), что Сан Саныч немного «не в себе», после того как он поставил всей группе зачет автоматом, объяснив это тем, что мы все лохи, и что на самом деле никто не заслуживает его!!!Такой вот Сан Снаыч!!!

30.03.2005

Хе хе. А я вот получил у него зачёт с первого раза и по ангему и по матану, причём был такой казус. Он сказал, что поставит зачёт только тому, кто сделает всё домашнее задание за семестр без единой ошибки и естественно напишет все задания зачёта без единой ошибки.
На зачёт по ангему я припёр толстенную тетрадь с (как мы любим называть д/з) «Дзеттой» по ангему формата а4.
Шишкин: «Ну, те студенты, которые напишут зачёт с первого раза могут мне домашнее задание не показывать, а вот с теми, которые придут на второй зачёт, я побеседую …».
Написали зачёт. Всё правильно. Через 3 часа, стоя в душе я вспомнил, что лоханулся в одном месте со знаком … да, думаю… Фигово дело.
Прихожу на зачёт по матану. А там уже он объявляет людей, поучивший ангем … (я опоздал а 2 минуты). Фраза от него такая … «ну я простил маленькие оплошности в работах» … в общем зачёт по ангему.
Клёво, думаю. Дальше писал зачёт по матану … вот там я налажал конретно. Ошибок 4-5 сделал, причём, как мне показалось, серьёзных. А со мной учился в группе мой одноклассник, который сказал, что у него только одна ошибка.
… в общем разбор полётов:
Шишкин: «Я тут опять же простил небольшие оплошности, вот и зачёт получают… — называет фамилии по списку, называет меня.
Я поднимаюсь: «Извините, Александр Алексанрович, что перебиваю … но вы наверное перепутали … у меня в работе 4 ошибки» … (я был реально уверен, что меня перепутали с моим одноклассником и не хотел лишать его зачёта)
Шишкин: «Да нет, уж я-то ничего не перепутал»
Я: «Нет, может быть всё-таки не я?»
Шишкин: «Нет же, точно Вы … «
Я: «Точно вы ничего не напутали?»
Шишкин: «Так, у Вас зачёт — всё, идите отсюда!»
Оказалось, что однокласснику он тоже зачёт поставил. Такие вот дела. Я реально не мог поверить в это, настолько он меня застремал своими рассказами и опусканиями нашей группы.

30.03.2005

О Сан Саныче разное говорят, но я, проучившись у него весь первый курс, сделал вывод — он реальный препод. Но… есть свои недостатки. Вообще-то он — очень жуткий моралист, и поэтому мы почти каждый семинар слушали лекции о вреде жвачки, кросовок, питья пива из горла, небритых мордах и т.д. А.А. всячески «старается не пустить в науку леньтяев» и, надо сказать, с этим успешно справляется. У него учатся все, иначе компот. На пересдачу у нас ушло с матана 14, а с линейки 11 человек в течении первых 10 минут экзамена. Вот так-то. На самом деле он учит не математике, ОН УЧИТ УЧИТЬСЯ И РАБОТАТЬ!

30.03.2005

Он преподавал маме моего друга (Лёша, привет!). Тогда он был добрым и все рвались сдавать ему… Нам преподавал в прошлом году. Групповоды предупреждали о нём, но мне всё было как-то по… Я часто опаздывал на семинары и оставался за дверью. Потом начал забивать на семинары и «сел на иглу» — прогулял почти полсеместра. На комиссии (там присутствовал и СС) из 38 человек никто не сдал зачёт (задания были в несколько раз сложнее, чем у Шишкина).
К счастью, на второй комиссии его не было (насколько я знаю, его не допускают ко второй комиссии и к пересдачам)… Но я не согласен с утверждением (см. ниже), что «если ты ему не понравился — тебя ничто не спасет, даже чудо». В первом семестре он жаждал отчислить меня. Во втором я начал ботать и он это заметил. Даже на все лекции ходил (он на лекциях ищет глазами своих и запоминает, кого нету). В итоге я сдал ему линал, не зная абсолютно ничего! (Ботал я для зачёта, а не теорию.) На теор. вопросы ответил на «2+», а задачу не решил.

30.03.2005

 Рвал меня этим летом и на экзаменах, и на зачетах. Но за прошлый (2-й) семестр постарел и подобрел, надо сказать… Да помню такого препода.А сколько уж слухов ходило про Шишкина. И про его любимый ряд у окна, который он обычно берет на экзамене.И как сейчас помню именно на этом ряду и я сидел на экзамене, если не ошибаюсь по «линейке».И пришлось мне сдавать ему экзамен. Если бы знали как страшно было. А на самом деле оказалось все просто. Он сильно то и не мучил, посмотрел только задачку (главное, чтобы была правильно решена)и задал свой любимый вопрос,по-моему, по тензорам и все. И 5 была у меня.Вот так то.Хотите верьте, хотите нет. Но это было.И случилось это все в 117 группе. Хотя, из тех кого он спрашивал экзамен сдали только пять человек.

30.03.2005

Мировой препод. Он дал нам хорошие знания. Главное не особо халявить (ходить) и не хамить. Вот. На экзаменах свою группу он не валит Мировой препод. Он дал нам хорошие знания. Главное не особо халявить (ходить) и не хамить. Вот. На экзаменах свою группу он не валит

30.03.2005

Мы учились у него на курсах целый год, сначала, честно, он мне не понравился. На первое заятие я опоздала, получила 2 за первую контрольную (три правильно решенных номера, три описки в ответе!), да еще после того, как он обьяснил правила решения неравенств, посмела решить своим способом. Он тогда сказал: «Вот яркий пример (нашей глупоси) девушка решила своим способом. Далеко пойдете.» В ответ, помню, пробормотала что-то злобное… Т.ч. неприязнь наша, наверное, была, вполне, обоюдной. Потом, очень скоро, я поняла свою глупость; поняла, что лучше Александра Александровича нет никого, что никто не научит тому, чему учил он. Он больше, чем просто преподаватель, он — учитель (не в том смысле, как в школе, а, в смыле, человек которай учит жизни и тому, что в ней пригодится). Вообщем, я стала отвечать на занятиях, и все стало хорошо, он знал, как меня зовут, никогда не спрашивал на перекличках. Когда пришли экзамены, мы поняли, что он еще лучше, чем мы думали: ему не безразличны наши успехи, он перживал за нас… Ну, вот наступило 1 сентября, и к нему в группу я не попала. Даже хотела переводиться, но… Теперь очень тоскую. Цените те золотые мгновения, которые вы проводите вместе с Александром Александровичем, они так коротки. А у тех, кто возмущается, что на первом занятии он демонстрирунт, что студенты ничего не знают, хочу спросить: А что, не правда? ЦЕНИТЕ ЕГО, ОН ДОСТОИН ТОГО ЧТО БЫ ЕМУ ПОКЛОНЯТЬСЯ!!!

30.03.2005

Вы, господа, про Шишкина и не знаете. Впрочем, Вы молоды и, естественно, глупы. Я не скажу что храню в своем сердце неизменную память об Александре Александровиче. Но тем не менее. Это были веселые годы. Я совершенно не понимал математики. Зарабатывал на микроконтрольных отрицательные баллы (даже не нули). И, как следствие, вылетел на комиссию. Шишкин жаждал отчислить меня. Я был образцовым негодяем. И тем не менее, во втором семестре он мне поставил на экзамене «отлично». МГУ же я закончил с красным дипломом. А теперь. Что теперь? На физику мне плевать. Меня притягивает литература. Да и любимый ученик СанСаныча, которого он всем ставил в пример — ныне преуспевающий торговец гербалайфом. Жизнь так изменчива. Цените краткие мгновения счастья, которые дарит Вам судьба. И устраните Шишкина из своих ночных кошмаров.

30.03.2005

Сначала о себе: я учусь на 1-м курсе в 114-й группе, в 2000 году поступил. Ну, как я потом узнал, что 114-я и 113-я группы попадают на Сан Саныча Шишкина, честно скажу, стремно стало, ведь еще до поступления я уже знал — кто он такой, наслышал был,скажем так…
Честно скажу, первые дни, даже недели, он мнене особо нравился, скорее всего из-за очень сильных различий между понятием учитель и преподаватель, в первые дни учебы очень трудно подавить в себе прежнего ученика и заставить себя работать как студента. Поэтому первые контры(где-то 10-15 минут — 7-12 вопросов) я успешно завалил, банально не хватило времени; тем более, Сан Саныч дал нам не 8, а «целых» 15 минут, типа, новички еще(«еще не студенты, но и не абитуриенты»).
Практически каждое занятие не обходилось без мини-контрольной, после чего, следующее занятие он начинал с глубокого философского анализа предыдущей контрольной, говорил о том, что мы не хотим учиться, что, оказывается, Вышка — это элементарная наука, и что только полный дурак в ней не сможет разобраться, хорошо, если СС начнет на доске разбирать(очень неохотно, кстати) примеры из контры, а то, может и с места спросить какую-нибудь жертву. Еще помню, на самом первом занятии, он начал нас на паршивость проверять,типа, пытался убедить нас, что мы ничего не знаем, основные его вопросы:Что такое функция, производная, числовая ось? Так никто и не ответил…
Домашек СС задает действительно много(10-20-30 номеров, причем не детских).Сразу предупреждаю, лучше все делай, или почти все, ну, хотя бы пытайся, просто где-то раз в неделя с СС приходит симпатичная аспирантка Громова Екатерина Владимировна, она-то и проверяет всю домашку.
Так, что еще… Ну, пару слов об автомате, ходят легенды, что у СС получить автомат ОЧЕНЬ сложно, я думаю, эти легенды исходят из тех студентов, кто не очень сечет в математике, а таких СС очень не любит(Даже вначале в нашей группе ходили слухи преимущественно среди девчонок, что СС выбирает себе жертву, чаще девчонку, и на ее примере показывает, как не надо учиться… к счастью, слухи не оправдались!).
Так вот, чтобы получить АВТОМАТ у СС нужно:
1) Периодически выходить к доске для решения примера, который СС обычно задает каждое занятие, причем писать решение не молча, а все подробно объяснять.
2) Если ты стесняешься выходить к доске, то можешь найти себе другое занятие: искать ошибки в учебнике по МатАнализу по редакцией Бутузова(по крайней мере, СС двоим из нашей группы поставил за это АВТОМАТ).
3) Делать ДЗ, писать правильно где-то 80-90% заданий из мини-К/Р Ну, а что делать, если ты не вошел в число этих счастливчиков-автоматчиков? Нужно сдавать зачет(свежее решение!). А зачет у СС сдается просто элементарно: нужно всего лишь сделать каких-то 10 заданий из 10-ти возможных(100% то бишь:-).Могу обрадовать, если правильно сделаешь 9 из 10-ти, то тоже получишь зачет. Даже 8 может прокатить!
Ну, это уже от настроения зависит. А что делать, если на зачете и перезачете ты не смог…(ну не шмогла я, не шмогла), бывает, поверь, не редко это бывает,причем у нас в группе 3 человек не допущены к экзаменам, т.к. не cмогли получить зачет по Матану на комиссии:( Комиссия, скажу вам, мало приятное занятие, нервы на пределе, незнакомые учителя, и что самое неприятное, другие,более сложные задания(здесь нужно сделать не менее 75%,меньше — это незачет). Короче говоря, на комиссии зачет получает один, ну два чела из полного класса! Имейте ввиду, господа!
Теперь, экзамен! Я 15-го сдавал АнГем, на подготовку дается где-то 50 минут, я через 40 минут после получения билета сам рискнул первым подойти к СС и попробовать сдать ему… В результате 15-минутного конструктивного диалога с СС, он поставил мне «ХОР» в зачетку, сделав замечание о не очень хорошем ыормулировании определений, а так, спокойно можно и 5 получить!
Подводя итог сказанному, я рад, что нашей группе попался такой классный препод, он просто потрясающе знает свой предмет и требует соответствующего знания его у студентов, и если ты не прирожденный(ая) Иван(Марья) дурак(ду..), то все у тебя будет отлично, ну, или хотя бы хорошо

30.03.2005

Не знаю были ли преподы хуже, но как говориться на вкус и цвет товарищей нет. Просто раскажу небольшую историю: Последняя зачетная комиссия по ЛинАлу… после нее только компот… 10 задач… на зачет 8-мь… на комиссии много преподавателей но так случилось что одним из них оказался ШАА. То что происходило на этом зачете может присниться только в страшном сне: сначала проверяет работу какой-нить из преподов, допустим ставит 8мь плюсов-это зачет потом работа попадает в руки к ШАА у него от работы остаеться 3-4 причем за такие вещи как ненаписанный ответ, арифмитическая ошибка в самом конце (2+2=5 например) и тд… Вот так и заканчивалось обучение в МГУ у людей которые у любого другого препода получали зачет… Какой препод он после этого решать вам.

30.03.2005

Его понимают только ботаны. Нормально записывать за ним нереально (если даже вы пишете довольно быстро). На экзамене многих валит. Зачёт тоже получить довольно тяжело. Очень требователен, никаких послаблений не даёт. Ещё очень любит всех запугивать отчислением. Сначала — страшно, а потом просто бесить это всё начинает. Год у него от(м)учился и,надеюсь, больше этого препа никогда не увижу (по крайней мере на экзамене). Понимаю и сочувствую тем людям, кто к нему в группу попал!

30.03.2005

Да, легиндарнейший Сан Саныч. О нем можно было бы говорить часами, но мы не будем. Я знаю о нем не понаслышке, т.к. имел неосторожность попасть к нему в группу. Этот препод внушает священный ужас. Если ты ему не понравился — тебя ничто не спасет, даже чудо. Хотя ему трудно отказать в уме( он потрясающий специалист), к тому же он такой симпотяга!

30.03.2005

Все это лажа, если сравнивать с Кравцовым — это вообще труба — и внешне, и так… А Шишкин к своим хорошо относится. Вот, например, на первом экзамене он посорился с нашим преподом. Итог не заставил себя долго ждать. Он вынес 5-ть человек — ровно столько же вынес наш в его группе… Вот такие вот у них разборки…

30.03.2005

Пришла на экзамен, забыла зачетку, подняла руку отвечать Шишкину, ответила на 5 и ушла. Все ок!

30.03.2005

 Я имел удовольствие общаться с Сан Санычем два семестра. Оба семестра он вел у нас Матан, в первом анген, во втором линал. Очень понравилось. Благодаря микроконтрольным я через месяц понял, что старая лицейская привычка учиться на парах, а ДЗ делать за 20 мин в университете не проходит. Пришлось учиться постоянно. Еще запомнилась манера задавать домашнее задание: «Значит так, ребята: задания ? 6, 8 и 10 можете не делать. Остальные — к пятнице( это с 1 по 25, по 4, 6, 12 примеров в задании 🙁 )». Зато потом на экзамене люди, сдавшие-таки зачет Сан Санычу (50 % группы), получают свои законные 5 и 4. А вот к чужим группам он абсютно равнодушен — просто спрашивает все то, что и на зачете у своей. Результат — много, много пресдач…

30.03.2005

Мужик строгий. Расскажу три истории про него: 1. Шишкин никого не впускает после себя в аудиторию. И вот как-то раз опаздывает парень на семинар. В коридоре обгоняет Шишкина, но перед дверью он вспоминает о правилах этикета и пропускает пожилого человека вперед. Шишкин заходит в аудиторию и закрывает за собой дверь … Парень на семинар не попал 🙁 2. Девчонка из нашей группы сломала ногу и явилась на экзамен с гипсом. Шишкин даже до стола не дал ей дойти: поставил 5 и отпустил с миром 🙂 3. Шишкин очень пунктуален. Но однажды он опоздал на семинар на 40 минут !!!! (троллейбусы остановились). Так вот, ВСЯ группа сидела и ждала его в аудитории! Уйти никто не решился …

30.03.2005

Ну…здесь всё понятно…для тех, кто учится на Физфаке. Просветим неместных. Физфаковские легенды гласят, что мамы пугают его именем своих маленьких детей (подтвердить не могу — сам мамой не был, а детство прошло давно и как-то незаметно). Короче, Гроза Физфака. Начнём с внешности («По одёжке встречают…»). Интерьер ШАА можно определить одним словом — «безукоризненно»: идеально уложенные (прилизанные) седые волосы, всегда отутюженный костюмчик, начищенные до блеска туфли и царско-возвышенная манера поведения. Пунктуальность имеет умопомрачительную. На его лекциях аудитория обычно забита под завязку, но если закрыть глаза, то кажется, что ты в звукоизолированном помещении (вместе с ШАА естественно). Да так оно на самом деле и есть: двери в коридор плотно заперты, сотовые отключены, пейджеры молчат, народ безмолвствует. Сотовые подвергаются особым гонениям, как предмет особой опасности для здоровья молодого физика (ужасное электроизлучение). На экзамене выше 3 почти никогда не ставит.

30.03.2005

Говорят, что если на экзамене положить на стол две маленькие шишки, он не спросит. Не знаю, не проверял. На пересдаче было слишком много народу, и студентов развели по двум аудиториям. В одной оказалось 5 препов, во второй — один. Шишкину надоело работать в толпе, и он ушел во вторую. Вернулся через 10 минут со словами: «они там ничего не знают». Как я узнал позже, он вынес пятерых.

30.03.2005

Насчёт того, что ему сдают только ботаны — это ПОЛНАЯ ЧУШЬ. Хотя тупые ему вряд ли сдадут. В частности, я и Ванес сдали ему на 4, хотя ботанами нас тогда назвать было трудно ;-))) Надо уметь хорошо решать задачи и знать определение тензора :))))))))))))))))))

30.03.2005

Вынес на комиссию 2-х девченок только из-за того, что ему не понравились их фамилии!!! Когда он проводит лекцию, сразу после звонка закрываются все двери в аудиторию (а это поточная аудитория на 500 человек)!!! Даже по….. в туалет не выйдешь !!! я такого садиста первый раз встречаю!!!

30.03.2005

Любимая задача про интеграл: Подсчитайте интеграл int(dx/dx). Вот и думайте дети…

30.03.2005

Как-то раз Шишкин пришел на экзамен и спросил студента: «Сколько у меня лампочек с собой?» Студент ответил: «Две.» Шишкин сказал: «У меня в кармане две и одна над головой», и поставил несчастному неуд. Вот такая правдивая и весьма печальная история, дети. Получил у него трояк, но, попав к нему, здорово перепугался! На комиссии по ангеме он говорил, что надо ставить зачёт за 10 задач из 10!

30.03.2005

Да, Сан Саныч — один из самых легендарных преподов ФизФака… До сих пор помню купюру, сделанную на 1-е апреля, с его избраженим в центре (пародия на 100 долларовую бумажку) и номиналом в 100 неудов. Как человек, который проучился в его группе могу сказать, что он придумал много чего нового. Например, незачет автоматом. 🙂 Да, не спорю, вся группа получала незачет с перого раза, кроме тех, кому он ставил автоматом. Но на второй раз выяснялось, что писать опять вовсе не обязательно, достаточно разобраться в ошибках, которые были первый раз (если их там не очень много). Строг до жути, любит порассуждать о современных нравах, но иногда бывает неожиданно мягок. В общем и целом — очень классный препод, знает свой предмет до всех мельчайших ньюансов и за все 5 с половиной лет моего обучения на ФизФаке, единственное, что я усвоил и усвоил очень хорошо, до конца жизни — это его предметы. Вся наша группа подходила к нему к концу года с просьбой, чтобы он у нас вел и следующий год…
Он отказался с хитрой аргументацией («ФизФак дает разносторонее образование, вы должны слушать разных людей. Представляете, у Вас два года будет один Шишкин? Это же ужастно!» — фраза типично в его стиле 🙂 ), хотя на самом деле он просто читает исключительно 1-й курс. Резюме: препод классный, но строгий. Пройдя через него, не пройдете мимо знаний. 🙂

30.03.2005

Приветствую всех знающих Сан-Саныча! Что до меня — серебристые виски именного стипендиата конца 70-х дают, надеюсь, немного прав на комменты. Их два — шутливый и серьезный. 1. Ранняя весна, лекция по «линейке», преобразования на линолеумной доске СФА. Записка:»Глубокоуважаемый А.А., в такой-то строчке ошибка…» Внимательно-хитрый взгляд на доску, нажатие кнопки, коррекция, повторное нажатие — мотор не тянет:(… Еще раз — с тем же итогом. Улыбка поверх очков в аудиторию: «Вот так всегда — сначала спустишь, потом не поднимается…» Падать начали первые ряды, поскольку сказано это было приглушенно, но сказанное расползлось по СФЕ сек. за 30… 2. А методист он великий! Бог меня миловал от его семинаров, но тетради его лекционных курсов превосходны и переигрывают практически любой учебник.

30.03.2005

К «своим» студентам (из своей группы) он относится очень даже неплохо. Часто дает микроконтрольные и говорит, что «зачет» будет ставить только по итогам их написания. Но проводит еще и большие контры после каждой темы и говорит, что мы их пишем только для себя. Не надо этому верить! Он их учитывает тоже!!! И иногда читает нотации о том, что студенты слушают не ту музыку. Надо слушать классику! Один его знакомый стал писать музыку для попсовых музыкантов, а потом от такой жизни помер. И еще он говорит, что поднимается каждый день к себе домой на 15-й этаж. Очень любит девушек-москвичек!

30.03.2005

Пишет учебники и читает лекции прекрасно — спору нет! Но если ты к нему попал и при этом имеешь наглость не ответить на один хотя бы вопрос или не решишь какую-нибудь задачку…. Обычно студента выносит за 3-4 минуты…

30.03.2005

Достаточно сказать, что на 1-м семинаре первое, про что он говорил, это была комиссия по отчислению. Вообще любимыми явл. выражения типа «вы недостойны учиться у нас на факультете» или «то, что вы сказали мне сейчас, это на уровне мясомолочного института» «студент МГУ должен учиться сам, поэтому объяснять вам [материал]никто не будет, вы приходите на семинар только чтобы писать контрольные и задавать вопросы». Все, что он иногда пытается объяснить(что редкость) — на уровне БОТАНОВ!!!! БОТАНЫ suck!!! Любимая оценка — 0 !!!

30.03.2005

источник:  http://www.dubinushka.ru/pmes.php?id=205

Все лекции Шишкина А.А. по линейной алгебре можно прослушать здесь: https://www.youtube.com/playlist?list=PLcsjsqLLSfNBPAUimBpLrSik6wVRk3HVh

 

 

ФОТО ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ

 

Рем Викторович Хохлов

Елена Михайловна Дубинина и Рем Викторович Хохлов среди студентов в Курчатовском институте

Виталий Лазаревич Гинзбург (на знаменитом Семинаре Гинзбурга в ФИАНе)

Нобелевская лекция В.Гинзбурга в Троицке (из архива Славы Рылова)

Наш лектор по атомной физике Е.П. Велихов (из архива Славы Рылова)

Комментирование закрыто.

Вверх
© 2020    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти